Анна Балабанова
©

Правительство РФ обеспокоено «неполноценностью» закона о криптовалютах

© Sputnik
© Sputnik

Российское правительство представило официальное заключение о законопроекте, целью которого является правовое регулирование сферы криптовалют. В ходе обсуждения был выявлен ряд недостатков, среди которых необоснованные ограничения криптовалютной деятельности для граждан России и зарубежных инвесторов.

Комментарии к закону о криптовалютах

На официальном сайте Российского правительства на днях был опубликован ответ на проект закона № 419059-7 «О цифровых финансовых активах», представленный на рассмотрение в Парламент. Закон был инициирован депутатами с целью регулирования и ужесточения контроля за криптовалютным рынком, процессом майнинга, а также первичным предложением монет (ICO).

В правительственном отчете было указано на многочисленные недоработки и несоответствия в представленном нормативном акте. Первых уточнений потребовала уже 2 статья законопроекта, в которой были изложены ключевые определения понятий цифровых финансовых активов и криптовалют.

Правительственной экспертной группой было отмечено, что понятие цифрового финансового актива, как «имущества, созданного с использованием криптографических средств, в электронной форме», не дифференцирует криптовалютные активы от «альтернативных объектов, созданных с использованием средств криптографической защиты, подобных квалификационным сертификатам или ключам электронной подписи, ключам доступа и шифрования, создаваемых в процессе удаленного обмена информацией в телекоммуникационных и информационных сетях».

Предложенный законопроект не содержит нормы, регулирующие правовые связи, возникающие в процессе оборота и распространения криптовалют. Это будет вызывать определенные трудности в реализации правоохранительной практики. Кроме того, необходимо урегулировать вопрос бухгалтерского учета криптовалютных активов, а для этого необходимо внести соответствующие поправки в законодательные нормы Российской Федерации, регулирующие процесс налогообложения, — указано в заявлении.

Нет рабочего механизма для выявления майнинга

Определение майнинга также потребует определенной доработки в рамках данного законодательного процесса. В документе предлагается расширить список критериев, которые могли бы квалифицировать определенные действия как криптомайнинг, «поскольку индикатор потребления энергии не дает однозначной основы для такого заключения».

©cointelegraph.com
©cointelegraph.com

Напомним, что ранее некоторые члены российского правительства заявляли о своей уверенности в том, что майнеров можно отслеживать по количеству потребляемой электроэнергии. Однако в официальном заявлении правительства эти убеждения были опровергнуты:

Мы полагаем, что майнинг, из-за довольно расплывчатой интерпретации, может затрагивать как смежные, так и вовсе не относящиеся к добыче криптовалют категории. Сюда могут попадать локации, в которых находится высокомощное оборудование для энергетических и технических процессов, не относящихся к майнингу криптовалют. Принимая во внимание вышесказанное, мы настаиваем на уточнении предложенной концепции определения «добычи криптовалют».

Неоправданные ограничения

В публикации также отмечено, что «положения законопроекта никак не определяют процесс практического регулирования первичной эмиссии и распространения токенов. При этом, ни сам законопроект, ни пояснительная записка к нему, не обосновывают ряд нормативных ограничений, налагаемых на жителей Российской Федерации.

Одним из ярких примеров дискриминации стала статья 3, процитированная в официальной публикации: «российские резиденты не могут инвестировать средства в криптовалюты и другие цифровые финансовые активы, относящиеся к объектам иностранных юрисдикций». В комментариях к данному пункту значится, что «подобные меры не оправданы».

© Bitcoin
© Bitcoin

Кроме того, согласно законопроекту, не только жители Российской Федерации попадут под криптовалютные ограничения, но и граждане иностранных государств. В документе указано, что криптокошелек на обменной бирже может быть открыт «только после идентификации пользователя в соответствии с нормами российского законодательства о противодействии отмыванию доходов и финансированию террористической деятельности». А это значит, что участие иностранных инвесторов в криптовалютных сделках окажется очень затруднительным.

Мы считаем, что в законопроекте стоит предусмотреть возможность упрощенной процедуры идентификации, через удаленные средства доступа, для совершения криптовалютных транзакций на биржах.

Также в публикации отмечено, что для повышения инвестиционной привлекательности отечественных проектов для иностранных вложений, необходимо «урегулировать вопрос, связанный с правами иностранных граждан в процессе покупки российских токенов за иностранную валюту».

Контроль за владельцами криптовалют

Одним из предложений, которое все-таки получило одобрение у правительства, стал контроль за обменными транзакциями, которые превышают законодательно определенный размер.

Обменные операции свыше 600 000 рублей (около $9 776) должны подлежать обязательному контролю и регулированию со стороны государства.

С другой стороны, законодатели по-прежнему обеспокоены «отсутствием механизма систематизации и контроля за владельцами криптовалютных активов, а также за лицами, обеспечивающими функционирование цифровых криптообменных систем».

©cointelegraph.com
©cointelegraph.com
Законопроект в текущей редакции не обеспечивает эффективные рычаги противодействия криминализации криптовалютной среды. Чтобы собственники криптовалют получили действенную защиту своих прав, следует откорректировать определения большинства понятий, приведенных в законопроекте, с точки зрения современных технологий.

В завершении, было указано на необходимость корреляции данного проекта с нормами других законодательных актов (№ 424632-7 «О внесении изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации» и № 419090-7 «Об альтернативных способах привлечения инвестиций (crowdfunding)».

В случае доработки законопроекта с учетом предложенных поправок до второго чтения, проект будет поддержан правительством Российской Федерации, – значится в заключительном слове официальной публикации.