Частный репетитор по английскому в Москве

Почему мы не знаем иностранных языков – Психология и настрой – Часть 2

В первой части мы выяснили основные причины того, что мешает нам за лучшую половину сознательной жизни взять и выучить иностранный язык. Таковых по большому счёту оказалось две: тот метод, которым нас учат – то есть сугубо теоретически, с обилием грамматики (без которой, несомненно, нельзя, но которая скучна, и потому её следует тщательно дозировать) и с прицелом на экзамены – то есть на поиски единственного правильного ответа. Что в итоге лишь усугубляет наши комплексы и превращает занятие иностранным языком в чудовищную скуку.

Как же эти причины устранить?

Поскольку одна из них внешняя, навязанная, а вторая – наша собственная, внутренняя, думаю, что правильнее будет начать с себя. Не легче, но правильнее. Потому что, как показывает опыт, окружающий нас внешний мир меняется в зависимости от нашего настроения. Поэтому стоит поговорить о настрое…

Пожалуй, это самая важна и самая сложная часть процесса устранения преград на пути к овладению иностранным – в данном случае английским – языком. На протяжении многих лет мы узнавали о нём и о себе много чего плохого:

  • Английский язык труден и нелогичен
  • Заговорить на английском можно, но очень нескоро
  • Самое важное в изучении английского – понять грамматику, а она тупая и скучная
  • Я не создан для английского
  • Мне всегда ставили по нему плохие оценки, потому что я не знал правильного ответа
  • Поскольку у меня плохие оценки, я не могу говорить
  • Все учебники по английскому плохие. Хороший где-то есть, но я не могу его найти
  • Только избранные могут научиться хорошо говорить по-английски

Список можете продолжить сами. Но лучше не надо. Потому что всё это на самом деле всего лишь комплексы, с которыми вам нужно расстаться – расстаться в первую очередь. Потому что это не более чем наши отрицательные мысли, наша отрицательная вера, то есть неверие. Отрицательные мысли приводят к отрицательным эмоциям. В свою очередь отрицательные мысли и эмоции вынуждают нас принимать ошибочные решения, которые с завидным постоянством ведут к отрицательным результатам.

Я сам проходил через все эти этапы ужаса перед английским, зависти к тем, кто его понимал, и отчаяния, поскольку не видел для себя никаких перспектив. Я отчётливо помню это состояние. Сначала меня угораздило попасть в спецшколу, где английский начинался со второго класса, а я постоянно болел и ничего не понимал. Собственно, я не понимал главного – зачем мне этот дурацкий английский нужен. Потом мы переехали, и я стал ходить в обычную советскую школу, причём восьмилетку.

В восьмом классе, когда в дневнике у меня по английскому стояли сплошные пятёрки, поскольку учителя ничего эдакого не требовали, и было вполне достаточно ходить на уроки и делать вид, что тебе интересно, я последний раз в жизни разрыдался.

Потому что оценки оценками, а знаний у меня не было никаких. Я не понимал, что поют мои любимые АББА, не мог читать интересные истории в запрещённом тогда американском «Плейбое», короче, нужно было что-то срочно делать.

Девятый и десятый классы прошли для меня под эгидой английского: я поступил на обычные городские курсы при тогдашнем министерстве обороны и исправно их посещал два года: первый год два раза в неделю, второй год – три. Начинало нас человек двадцать. До финала дошло человек пять. С этой базой я сдал экзамен и поступил на филологический факультет МГУ. Таким нелёгким образом я усвоил главный урок – важно быть настойчивым и не давать себе поблажек. Тогда мы слово «маркетинг» не знали, и потому даже не предполагали, что найдутся наглецы, которые будут гарантировать изучение иностранного языка за «16 уроков» или за «5 минут в день», или «во сне» и т.д. Терпенье и труд всё перетрут – вот единственный принцип, который был и остаётся незыблем.

Поступить-то я поступил, но дальше начинается второй этап моего понимания, как бороться с языковыми проблемами на психологическом уровне. Потому что в МГУ я оставил английский в покое, а занялся изучением редких языков. В итоге основным для меня стал датский, который приходилось осваивать, как вы понимаете, с полного нуля. Здесь первый принцип – постоянство и настойчивость – работал исправно по умолчанию, но зато я нащупал и внедрил второй, не менее важный, который можно назвать «смелостью», можно «дерзостью», хотя я называю «наглостью». Языковой, разумеется.

Скудность ваших знаний – это ваша тайна. Внешний мир об этом не должен догадываться. Для внешнего мира вы всегда должны быть полны языковой энергии. Для вас необходимость или даже вынужденность говорить на иностранном языке должна быть сильнейшим драйвом. Например, я никогда толком не учил французский. Но когда прилетал в Париж и садился в такси, первым делом громко заявлял:

- Malheureusement, je ne parle pas français. Je comprends un peu mais c'est tout. (К сожалению, я не говорю по-французски. Немного понимаю, но это всё)

Такой честной фразы вполне хватало, чтобы водитель, не поверив, включался в разговор, а я к концу поездки обнаруживал, что мы довольно сносно всю дорогу общались.

В какой-нибудь Италии – та же история. Нужно добраться, скажем, из Террачины до Неаполя, поезда отменены, толпа опаздывающих на работу злых итальянцев мечется по платформе, ты понимаешь, что решить подобную проблему можно только сообща, поэтому ты подходишь к ним и первым делом заявляешь, мол:

- Mi scusi ragazzi, purtroppo non parlo italiano. Come posso arrivare a Napoli?

В итоге ты вместе со всеми оказываешься в автобусе, потом в следующем, потому что первый дальше не идёт – и в итоге, потратив часа три вместо одного, прибываешь-таки к центральному вокзалу Неаполя, причём ни разу не заплатив за билет – форс-мажор и всё такое. И это особенно приятно, потому что ты был не один, а со всей семьёй, так что одну удачу нужно умножать на четыре…

Оказался в Японии – снова имей в рукаве заготовки на разные случаи жизни. Разве трудно выучить фразу:

Sumimasen. Watashi wa nihongo ga hanasemasen.

После чего либо переходишь на английский (что в Японии почти безполезно), либо тычешь пальцем в карту, а потом по жестам пытаешься понять, как действовать дальше.

Элементарно! Главное, как говорится нáчать, чтобы потом углýбить. Причём вам достаточно только один раз попробовать, переступить через комплексы, чтобы увидеть, как замечательно это работает – потом вас уже не остановить. Уверенность в своих силах творит настоящие чудеса.

Как водолей я склонен к образному мышлению, а потому своим ученикам на первых занятиях рисую такую картину:

- Сейчас вы начинаете заниматься английским, не знаете, за что хвататься, вас окружают новые слова, дурацкие артикли, предлоги, залоги, времена – вы думаете, будто оказались в джунглях. Пройдёт необходимый для акклиматизации срок (для всех разный), и вы убедитесь, что всё это время вовсе не блуждали по джунглям, а ходили по уютной роще. Причём во многих отношениях искусственной.

Но чтобы джунгли в итоге превратились в рощу, нам на пути понадобится не только знающий проводник, но и острый мачете, которым удобно прорубать себе дорогу.

Вот об этом, то есть о правильно заточенных орудиях познания английского языка, поговорим в следующей части…

Продолжение следует

Источник