Частный репетитор по английскому в Москве

Почему мы не знаем иностранных языков – В чём проблема – Часть 1

Почему мы не знаем иностранных языков. В чём проблема.

Первый шаг на пути решение любой проблемы – понимание её причины.

Проблема, с которой люди обычно обращаются ко мне как к репетитору по английскому языку, типична: позади много лет занятия английским в школе, потом ещё зачем-то в институте, а в итоге – знание на уровне Sorry, I don’t speak English.

Знакомо? Типично? Почему так происходит?

На самом деле ответ лежит на поверхности. Проблема проистекает поначалу извне вас. Из того, как именно вас учат. А потом она уже становится непосредственно вашей, потому что обычно вы её просто не замечаете и все дальнейшие попытки что-то изменить оказываются обречены на неудачу.

Поясню.

Если вы впервые знакомитесь с иностранным языком в школе, он изначально становится для вас одним из предметов. Который надо учить, чтобы получить хорошую оценку. Но обычному ребёнку делать этого не хочется. И если у него нет природной предрасположенности к овладению языками, или математикой, или физикой, или химией, или биологией, эти предметы становятся для него испытанием и мукой.

Как раньше, так и сегодня, главной заботой учителя в школе оказывается вовсе не задача дать ученику знания, научить сомневаться и мыслить самостоятельно, отталкиваясь от фактов, а обычная дрессировка, натаскивание на правильный ответ. Причём в голову ребёнка закладывается установка, что правильный ответ должен быть всегда один.

Отсюда возникают сразу две проблемы: поиск обязательно одного-единственного правильного ответа и боязнь ошибки. Но ведь вы же понимаете, что в жизни нельзя достичь ничего, не совершая ошибок. И если объём мелких житейских ошибок не набран, не исчерпан, будьте уверены, что это повод не радоваться, а волноваться. Поскольку в итоге человека поджидает одна, но очень крупная ошибка. Хотя речь сейчас не совсем об этом…

Поиск правильного ответа (единственного) и боязнь напортачить превращают занятия иностранным языком в комплекс. И не нужно думать, будто это проблема чисто русского менталитета. Нет, точно с такими ступорами сталкиваются школьники и студенты во всём мире.

У проблемы школьного образования, кроме метода «как бы обучения», есть ещё один важный фактор – «как бы учитель». Согласитесь, у многих из вас наверняка случалось «прозрение», когда менялся преподаватель, и внезапно недавно скучный предмет, будь то химия или иностранный, оказывался не только интересным, но и понятным. Личность учителя крайне важна, я бы даже сказал – первостепенна.

Тут не могу не отвлечься на определение, сформулированное Уильямом Уордом, которое мне самому очень нравится.

Посредственный учитель – рассказывает.

Хороший учитель – объясняет.

Превосходный учитель – показывает.

Великий учитель – вдохновляет.

Поверьте, для обычного учителя нахождение в школе – такая же мука, как и для вас. Он тоже хочет на уроках лениться и побыстрее уйти домой. И у него для этого есть все средства.

Во-первых, учебник. Учебник позволяет учителю не думать. Там уже за него всё написано. Никакого творчества не требуется: переходи от правила к правилу, приводи примеры, задавай задания, проверяй задания, находи ошибки, ставь оценки.

Во-вторых, экзамены. Считается, что экзамены позволяют сконцентрироваться на достижении оптимальных результатов. В случае с точными науками – возможно. В случае с иностранным языком – это верное средство сделать из ученика калеку.

Тут я позволю себе очередное отступление. В моей репетиторской практике довольно часто встречаются ученики, которые неплохо знают грамматику, довольно хорошо читают и понимают английские тексты, однако они совершеннейшим образом «зависают», когда дело доходит до элементарного разговора. Они, мягко говоря, теряются.

С одной стороны, на них давит проблема «отличника», то есть, если я открою рот, то наверняка сделаю ошибку, поэтому я не будут открывать рта до тех пор, пока не перестану делать ошибок. То есть никогда.

С другой стороны, чтобы поддерживать разговор на чужом языке, необходимо понимать собеседника на слух и мочь быстро реагировать, подбирая нужные штампы (не слова, а именно штампы, о чём речь у нас будет позже). Но в обычно школе не учат слушать. Да, уши как будто задействованы, однако мне самому, например, чтобы столкнуться с настоящими упражнениями на аудирование, пришлось поступить на филологический факультет МГУ, а там дойти до так называемого лингафонного кабинета. Было это в 80-е годы. Сегодня для этого есть компьютеры и интернет. Однако компьютеры, как мы знаем, существуют для игр, а интернет – для тиражирования себя любимого, ну и иногда – домашних питомцев. Мы предпочитаем дожидаться, когда те же игры или фильмы с сериалами для нас кто-нибудь переведёт, и тогда мы ими пользуемся, не раньше. Мы даже не догадываемся, что можем самостоятельно выучить тот же английский, и тогда переводимый раньше на русский язык мир окрасится совершенно другими красками, приобретёт глубину и зачастую – совершенно иной смысл.

С третьей стороны отсутствие опыта слушания и говорения приводит к тому, что в обычном разговоре с иностранцем мы начинаем дико тормозить. Причём в прямом смысле слова. Посудите сами: мы должны услышать, что нам говорят; услышанное мы мысленно переводим на русский язык; потом составляем ответную фразу из русских слов; потом эти слова переводим с русского на английский; наконец, худо-бедно озвучиваем то, что получилось. Это что такое! Если бы бегуны так бегали, а боксёры – боксировали, кто бы на них стал смотреть. Это же скукотища, товарищи! Неужели вам никогда не хотелось услышать собеседника, понять его, не переводя, и влёт ответить, даже не задумываясь над русским смыслом услышанного и сказанного? Хотелось? Тогда давайте рассуждать дальше…

Продолжение следует

Источник