Vadim Denisov
Писатель рода "выдуманное на опыте"

Как выжить в страшной войне, и почему вы этого не хотите

Как выжить в страшной войне, и почему вы этого не хотите
Лас-Вегас, 1955 год

Любые обсуждения возможных сценариев мировой войны с применением ядерного оружия, будь то аналитика или обсуждения в сети, чаще всего заканчиваются сакраментальным «в штабах умные, пусть думают». Обывателю удобно считать, что где-то там есть гениальные от рождения и специально обученные люди, которые всё предусмотрели. Сам же обыватель чаще всего не хочет задумываться о своём месте в начале страшной бойни. Легко сказать «ничего не будет, плевать!», сложней сделать это в десятый раз, и уж совсем непросто оставаться безразличным с резким ростом напряжённости. Тут уж волей-неволей начнёшь думать о снижении рисков.

Не стоит рассчитывать на предсказания и подсказки от аналитиков штабных. Это военные люди, и задачи у них военные. А состояние гражданской обороны локально может оценить каждый из вас. Ошибочно полагать, что у секретных аналитиков есть некие уникальные сценарии с уникальными же ходами, это не так. Все возможные сценарии с применением ЯО давно разработаны в бесчисленных вариациях другими профессионалами — писателями. Однако при малейшем изменении ситуации на свет тут же появляются новые варианты с использований новаций и учётом тенденций, оперативность здесь потрясающая. Таким образом, в распоряжении исследователей имеется огромный массив готового аналитического продукта, и задача интеллектуальных спецслужб заключается не в генерации отсебятины, извините, а в анализе всего имеющегося. Собственно, методология использования уже смоделированного литераторами многократно прописана. Настоящее достоинство штабных сценариев не в уникальности, а в определении наиболее реалистичных сюжетов для каждого временного отрезка при их множественном разветвлении — вот в чём ценность системной штабной аналитики.

Наиболее катастрофический вариант «0» с огненной волной вокруг планеты и агонией ядерной зимы представляется и наиболее маловероятным, чему есть причины. Кроме очевидного инстинкта «умирать глупо», на абсолютную эффективность которого в наше время рассчитывать опасно, скажется инстинкт сохранения способа жизни. На некотором, даже не критическом, удалении от точки невозврата начнётся ураганное разрушение всей виртуально-деривативной экономики, которой кормится огромное количество людей. Исчезновение бирж и акций, банковских вкладов и инвестиций, всей цифровой индустрии... Само слово «капитализация» потеряет прежний смысл. Кем станет богатый выживший, ещё позавчера имевший миллиарды? Современная капитализация весьма далека от материального эквивалента, и даже золото обесценится в один миг. Это не тушёнка, не аккумуляторы и не патроны.

Поэтому маловероятный сценарий глобальной катастрофы я рассматривать не буду, зачем вообще обсуждать Конец Света? Правильней рассмотреть другой вариант: начавшись по той или иной причине, жестокая схватка с использованием ЯО после первых шоковых итогов будет прекращена непосредственными участниками боевых действий. Всё остальное человечество окажется безвольными статистами на заклании, им остается лишь наблюдать. А всё последующее смоделировано тысячекратно. Впрочем, оставим штабистам глобальное, а сами зададимся другим вопросом: как же выжить нам, обывателям?

С начала 90-х было издано множество пособий по выживанию. Сейчас эта информация переместилась на профильные сайты и в группы соцсетей. Время огнём беспощадной критики очистило материалы от откровенной шелухи, и теперь там размещены в основном полезные советы. Однако во всех руководствах есть важная особенность — они относятся лишь к тому периоду печального сценария, где «герой» уцелел после серии ударов и теперь будет разводить костёр «финская свеча». Почему он вообще выжил там, где должен был гарантированно умереть? В подобных инструкциях это не рассматривается. Главный же для нас вопрос созвучен в бессмертной книге: — «Бедный Робинзон Крузо! Как ты сюда попал!». Как ты оказался в самом опасном месте, где нужно находиться, чтобы выжить в первые часы и позже начать извлекать из памяти страницы руководств по выживанию. А где не нужно?

Такие решения мы всегда принимаем самостоятельно. И, по факту, они чрезвычайно трудны, немногие готовы учесть вышесказанное. Люди могут осознавать, задумываться, но... Если вы, отлично понимая возможные риски для себя и семьи, никак не можете выбрать конкретные изменения в судьбе, значит, внутренне вы уже решили ничего не менять. Мало того, чаще всего мы сознательно становимся на самую неблагоприятную позицию, где выжить будет просто невозможно, учебники не пригодятся. И это касается не только перспектив ядерной войны, но и любых серьёзных катастроф вообще.

Я постараюсь проиллюстрировать это на свежем примере трагических событий в Туапсе, где после очередных небывалых ливней реки в очередной раз смыли в море целые улицы. Земли Кавказа были заселены человеком издревле. Места поселений подбирались вдумчиво, дома и родовые башни ставили над рекой и там, где на склонах нет лавинных прочёсов. Но с тех пор всё сильно изменилось. Плотность населения увеличилась на порядки, а в дело вступил самый сильный и, пожалуй, единственный наркотик, способный отодвинуть в сторону фактор безопасности — удобство. Близость к морю, остановкам транспорта и прочим объектам инфраструктуры несоизмеримо сильней влияет на принятие решений, нежели страх попасть в катастрофу. Теперь мы селимся в тесных низинах, прямо у воды, а в предгорьях — по центру седловин, куда всё и полетит.

Курортные регионы — магнит особый. Там иногда подтапливает, но русло вроде бы изредка чистят, ливнёвка имеется. Там делается ставка не на природную защиту, а на работу других людей — авось, уследят, что-то предпримут. Понимания, что в случае серьёзного катаклизма городку потребуется ливнёвка с пропускной способностью, как у протекающей рядом реки, что практически невозможно, не возникает. Если же подобный катаклизм последует после военного удара — а суммирование произойдёт непременно — то шансов выжить в «секторе удобства» не останется ни у кого. Плотины рухнут, скала обвалится, ледник сойдёт, река обязательно изменит русло.

Так же основательно заселялись сибирские реки, где позже начался спуск с косогоров к воде. Именно поэтому мы регулярно наблюдаем подтопления в Якутии, например. Ведь и после ремонта или строительства нового дома люди продолжают жить в том же месте, дожидаясь под наркотиком ещё более разрушительных последствий. И ничего с этим не поделать, людям так жить удобней, точка. Жильё в перенаселённых курортных городках стоит дорого, оно престижно, и новые переселенцы в тёплые края охотно его покупают. Человечество давно определило плантации «наркотика удобства», оно активно расширяет посевы и, задумываясь о последствиях, тут же гонит эти мешающие тревожные мысли прочь. Атомная станция под боком, предприятия с хранилищами хлора и аммиака, стратегические аэродромы, порты, НПЗ, военные и химзаводы — факторы риска, вот только радость обретения новенькой трёхкомнатной квартиры перевешивает всё. Удобно!

Принято считать, что самым безопасным городом страны является Москва, прикрытая щитом зональной ПРО. Одновременно это город с максимальным в стране качеством жизни, единственный, где не человек ищет работу, а работа человека. Здесь лучшие зарплаты и возможности. Теоретически, система ПРО обязана сохранить столицу, особенно в случае войны с краткосрочной яростью, когда на цель пойдут не тысячи крылатых ракет, а всего сотни. Однако уцелевшие дома — не главное. Жизнь такого мегалополиса критически зависит от логистики. Не завези вовремя топливо, провиант и реагенты для очистки воды, и катастрофа неминуема. Какова будет картина вокруг «зонтика», где упадёт большая часть ракет, успешно отклонённых средствами РЭБ? Что будет твориться в многомиллионном городе, отключенном от системы искусственного дыхания? Многие читали те самые инструкции, так что «опытные выживальцы» пойдут одними хитрыми тропами, да не поодиночке, а колоннами — хитрых будет легион! Остальным «миллионникам», не имеющим зонтика ПРО, не позавидуешь в принципе.

Тем не менее, не стоит даже пытаться уговаривать людей не лезть в тесноту для создания там родовых гнезд. Не получится, слишком сильны традиции, реклама и аутотренинг. На личностном уровне принять такие решения невозможно, «наркотик удобства» есть завоевание цивилизации, от такого не отказываются. Не сделаете этого и вы. Кто-то, конечно, острей чувствует проблему и решается на перемену мест. Другие смогут уехать непосредственно перед кризисом. Как известно, часть жителей Помпеи решили эвакуироваться. Но ведь многие остались, уже наблюдая приближающийся кошмар! От воздействия высоких температур у них лопнули черепные коробки.

Решить проблему перенаселения стратегически уязвимых районов может только государство. В советское время это решалось распределениями и комсомольскими путевками, обилием новых строек и реально длинным рублём. А сейчас? Мне представляется, что без лишнего афиширования подобные шаги уже предпринимаются. Если вы, проживая в южных краях, всё ещё надеетесь на бурный рост зарплат и открытие новых производств, то оставьте эти мечты. У страны нет необходимости заниматься дальнейшим уплотнением и строить фабрики там, где нет в достатке воды и электроэнергии, минерального сырья и других ресурсов, где нужно постоянно искать очень дорогие инфраструктурные решения. И всё это на фоне растущего числа природных катастроф и изменения климата. Дон уже выпит, на очереди Волга, нагрузка на земельные ресурсы чудовищна.

Парадокс в том, что в России, с её бескрайней территорией, более чем достаточно мест для создания новых плантаций «наркотика удобства». Новые проекты будут воплощаться на востоке и севере, а зона южного комфорта останется без искусственной подпитки. Собственно, Крымский проект стал последним для обозримого южного будущего. Идея распределения специалистов, обучающихся на бюджете, поднимается всё чаще, как и тема сибирских и дальневосточных стимулов, а перенос столицы предопределён стратегически. С самим наркотиком бороться бесполезно, можно лишь предлагать населению ещё более привлекательные формы, для начала в денежном эквиваленте.

В ограниченной ядерной войне в относительном выигрыше останутся страны с большей территорией и, соответственно, большим количеством пятен уцелевшей цивилизации. Но что будет со странами, не участвующими в войне? Значит ли, что выиграют и они, получив возможность обретения новых земель? Ничуть. Безусловно, концепции нацбезопасности предусматривают вторжение инородных масс, желающих накинуться на ослабевших львов. Но те самые штабные аналитики это и учитывают. Так называемым третьим странам достанется вдвойне, тем более что все явные и скрытые ядерные государства постараются в дыму быстренько решить накопившиеся проблемы. У меня нет сомнения, что возможные треки нашествий будут очень жестоко перекрываться. Извините, нацбезопасность. Начавшись единожды, жестокое время продлится, начисто стирая само понятие толерантности.

Президент Путин, специально пугая планету самым кошмарным сценарием, и предостерегая сценаристов, образно показал, в какой стране нужно жить — в большой и сильной. Дело за малым, надо стать сильными, успев рационально распорядиться территорией. Пока же вы ничего с собой не поделаете — будете покупать дорогущие жилые площади в опасно перенаселённом муравейнике на плоском берегу залива, где даже крошечное цунами зачистит местность на сотни километров вглубь материка. Увы, удобство проживания оказывается выше инстинкта самосохранения в кошмаре, потому что в кошмар мы верить не хотим.

Тем не менее, один совет я вам всё-таки дам. Чаще проводите отпуск в Сибири. И тогда хотя бы один месяц из двенадцати вы проживёте в максимальной безопасности. А там, глядишь, вашим детям что-нибудь да понравится. Если уж жахнет в эти отпускные дни, то вы оглядитесь, найдётесь в обстановке, вспомните читаное по теме выживания и уверенно разведёте костёр «финская свеча».