Vadim Denisov
Писатель рода "выдуманное на опыте"

Карапузам об изменении климата

Ну, здравствуй, карапуз, давно не виделись.

Сегодня я расскажу тебе об изменении климата, как и о том, к чему же нам действительно следует готовиться. Здесь, в Заполярье, где я живу постоянно, любые климатические изменения сказываются на среде обитания существенно быстрей, а высвечиваются резче. Тундра — пространство контрастное. Озёр в ней настолько много, что порой не понимаешь, чего больше, суши или воды. К этой очаровательной картине привыкаешь быстро, и любые изменения в ней тут же бросаются в глаза. А картина меняется, причём достаточно быстро. Воды становится всё меньше, озёра мелеют. Зелени всё больше, но меньше заболоченных участков, а следовательно и комара — настоящей легенды Севера. Мы тут к комару и мошке давно привыкли, а на все панические комментарии читателей я отвечал: зато у нас нет ползающих и прыгающих гадов и клеща, порой смертельно опасного. Такая особенность заполярной фауны была своеобразной компенсацией. И вот, приплываем...

Клещ уже вовсю осваивает юг Архангельской области, а несколько дней назад на юге уже Мурманской области заметили первых в истории региона змей, этого ещё не хватало... Всё меняется в природе северов, и достаточно быстро. Увеличивается количество тёплых дней в году, быстрей оттаивает мёрзлый грунт. Более южные растения даже за короткое лето успевают зайти на новую территорию, чтобы бросить корни и семена. С каждым годом поднимается по широте тайга, а здесь главным маркером служит граница сосны, дерева с очень глубокими корнями, непригодными для произрастания на вечной мерзлоте. Так вот, сосна тоже поднимается на север. Чаще всего эти данные порождают панические рассуждения диванных футурологов без подходящего образования и опыта о том, что мировые тундры вот-вот растают, и Нью-Йорк затопит по самую маковку. У нас почему-то принято первым упоминать именно этот американский город.

Сразу скажу, что опасения преждевременны, и готовиться нужно вовсе не к затоплениям мегаполисов. Как бы быстро не теплело на северах, флора будет реагировать ещё быстрей. Растения материковой зоны, попадая на слои подтаявшей мерзлоты, тут же начинают заглублять корни и заниматься нормальным природным осушением. К сведению: некогда тундра простиралась к югу аж до самого Красноярска, однако никаких апокалиптических болот немыслимого размера не было. Всё взаимосвязано, и всё происходит одновременно.

Россия — огромный климатический аккумулятор, своеобразный стабилизатор и главный экологический донор планеты. Мы можем совершенно безболезненно продавать всем жаждущим чистую пресную воду Байкала. Площадь водосбора страны — самая большая в мире, так что вся эта вода всё едино вернётся к нам же в виде осадков. Инерция природного российского аккумулятора такова, что даже в варианте катастрофических природных изменений в Европе, Ближней и Средней Азии и Африке мы не получим и десятой доли тех фатальных последствий, кои уже можно с печалью и тревогой наблюдать там.

Мои читатели пишут о злобных африканских комарах, напавших на Италию, а в Греции меня самого, уехавшего из комариного края, местные москиты жрали на загляденье. Это уже данность: насекомые и рептилии острей реагируют на изменение среды, первыми начиная Великое переселение. Как и положено любым эмигрантам, они очень активно вгрызаются в новую среду, пытаясь отвоевать на поляне свой лакомый кусок. И агрессивность будет нарастать, ведь иначе новые земли не завоюешь. В итоге энцефалитный клещ обнаруживается уже в уютных московских парках, а комары на Измайловском пруду как-то вечером довели меня до ярости. Но если комарик нам как-то привычен, то нынешний клещ опасен реально. Можно сделать прививку от энцефалита. Правда, не каждому, и без гарантии. А вот от болезни Лайма — нет. Как вам перспектива передвигаться по столице, будучи застёгнутым наглухо, а в подмосковные леса стараться вообще без нужды не выезжать? Тем не менее, это и есть самая вероятное развитие событий, с которым мы ничего не можем поделать. Вот к этому готовьтесь, карапузы...

Можно, конечно, вспомнив обширный опыт, начать травить огромные площади России с воздуха, распыляя силами малой авиации ДДТ, как это делалось в СССР, но вряд ли давно запрещённый яд обрадует прокачанного на экологию и оздоровление обывателя. Это вам не сигаретный дымок.

А что, если вокруг жара в +50?. Если карапузу прохладно или холодно, он может надеть свитер или пуховик. Но если тебе становится нестерпимо жарко, и терморегуляция собственного тела уже не может выдерживать требуемые организму 36,6? Понадобятся сложные устройства-регуляторы, а это потребность во внешней энергии. В конце концов, это финансы, огромные и далеко не всем народам и социальным стратам доступные. Вот что тут делать... Ложись и помирай. И умирают. В той же Испании. Погода, увы, истерит всё больше, с прогнозами не справляется уже ни одна из математических моделей. Среднюю полосу ровняют ураганы, смерчи, сухие грозы, внезапные волны адской жары и фатальные скоротечные ливни, когда перед глазами не банальный дождичек, а вода с прослойкой воздуха... Однако и к этому можно приспособиться: новой архитектурой, адаптацией старой инфраструктуры и вынужденной закалкой населения, ему не привыкать закаляться.

Однако главная для нас опасность кроется не в российских катаклизмах, а в иноземных. Потому что вслед за растениями и животными на север двинутся невообразимо огромные массы людей, для которых не останется другого выхода, грядёт новое Великое Переселение человечества. Возможно, последнее. Да, этот процесс тоже не будет лавинообразным, однако общественная агрессия будет, как и намерение занять поляну. В арабском нашествии на Европу есть и такая кислая составляющая, осознайте это. Пока не поздно. Люди просто не смогут жить там, где большую часть года температура воздуха жмёт за +50.

Но что придётся делать нам, когда вал вынужденных переселенцев не просто подкатит к границам, но начнёт дыбиться над ней? Тут уж волей неволей вспоминается не только израильский опыт со стенами и минированием, но и фильмы о зомби. Чёрт возьми, а не для этого ли нам их показывают?

Дилемма окажется предельно простой: либо открыть государственные границы для страждущих, чтобы уже всепланетным миром и в потрясающе короткий срок сожрать последние ресурсы, либо использовать по пришельцам все возможные средства огневого и прочего поражения.

Страшное моральное уравнение, не так ли? И как это будет увязываться с императивами мировых религий, что на это скажут святые отцы? Разумным мне представляется следующее: единственное, что мы можем делать — как можно дольше сохранять свой Уникальный Аккумулятор в надежде, что человечество успеет найти способ терраформирования планеты Земля с необходимыми коррекциями климата, как и сред обитания.

Либо же мы сольёмся и тупо напишем ещё пару поддонов книг-боевиков, да снимем ещё парочку десятков сериалов про зомби. О чистой воде и патронах.