Vadim Denisov
Писатель рода "выдуманное на опыте" www.facebook.com/vadim.v.denisov

О взятках, распилах и блате

О взятках, распилах и блате

В Норильске красят фасад одного из учреждений. Вахтёр, женщина средних лет, с явным неудовольствием отслеживая работу, опытным голосом заявляет моей супруге: «Опять деньги моют». Вскоре начинают красить здание напротив, и вахтёр для разнообразия изменяет фразу: «Бабки пилят». При этом в принципе не понимая, что значит «отмывать деньги», когда и зачем это делается. К счастью, вахтёр никогда не была женой воровского авторитета, который купил ей бутик на престижной московской улице, где эти самые деньги так удобно отмывать, превращая в стерильную наличность.

Вахтёр, символизируя обывателя, просто выказывает недовольство поведением того социального слоя или даже касты, где, как известно, отмывают и пилят. В её шаблоне жена каждого мэра имеет асфальтовый заводик, а сын живёт на «Лазурке», даже если его нет в живой природе. Она не хочет вникать в нелепость созданного ей же абсурда: зачем вообще отмывать какие-то деньги работающему по белым схемам «Норникелю», да ещё и в своём городе? Это неважно. Важно другое: есть некие «они», у которых системно творится незаконное обогащение в чудовищных размерах. Процесс этот всегда сопровождается обманом и унижением народных масс.

Ничего удивительного в огульной оценке нет. После того, как несколько раз услышишь по ТВ суммы распиленного, места для других оценок не остаётся. Сегодня все знают, что с определённого имущественного и должностного уровня начинается Страна Взяток, самое настоящее Поле Чудес, где закопаны надежды обывателей на лучшую жизнь, а произрастают несметные богатства так называемой элиты. И Страна эта всё выше и выше. Если раньше предприниматель однозначно должен был сам решать проблемы с СЭС и пожохраной, то теперь услуга включена в аренду ТЦ.

Шалея от сумм покраж, обыватель начинает переносить недоверие на самые простые вещи. И вот уже стандартная покраска фасадов воспринимается, как метод совершения очередной кражи, получения взятки. Вот только знать ничего точно он не может, обывателю известно лишь то, что ему рассказывают СМИ, лично ему к теме распилов и откатов даже принюхаться не дадут.

Страна Взяток расположена так высоко, что до неё не дотянуться даже важному городскому чиновнику, чья деятельность слишком прозрачна и общественно поднадзорна. Случаи коррупции на столь малой высоте, конечно, случаются, но этому слою право серьезной покражи не в уровень, не положено. Смельчаков быстро сливают, отдавая на заклание, ведь для успокоения масс кого-то нужно приносить в жертву. Настоящая коррупция в натурально обморочных размерах творится в высях. Там — тишина и информационный вакуум, не бродят смелые журналисты, есть солидарное поле заинтересованных, и все молчат. Ещё раз, знающие помалкивают. В соцсетях они никогда не светятся с такими новостями, в возможном ответе даже не заикнутся о фактах и особенностях, о конкретных лицах и суммах.

Если вы услышите многозначительные рассуждения об откатах и распилах в хоть какой-то конкретике, знайте, это туфта. Суммы и должности, звания и ответственности, заплаченные за вхождение в «круг пильщиков» таковы, что болтуны живут очень недолго. Даже случайно сболтнуть — чревато, болтун в лучшем случае застрянет в тюрьме. А допустивший утечку в одно мгновение будет изгнан из касты.

При странном нынешнем капитализме, извращённом и бесцельном общественно, обыватель полностью исключён из системы взяток, он вообще не должен быть в какой-либо системе, — только в стаде. Обывателю предоставлено право дать взятку разве что инспектору ГИБДД, это почти исключение. Хотя и здесь быстро происходят изменения, появляется всё больше городов и весей, где это сделать уже невозможно. В Норильске, например, это не принято.

Нынче система взяток, в широком смысле, отслоилась и взлетела, реализуя своеобразные механизмы уникальной жадности элит. Нечего какому-то там гаишнику жировать, рылом не вышел. А поборы с водителей, пригодные к дальнейшему распилу, нужно брать не взятками возле кустов, а стоимостью ОСАГО и ценой бензина. Обывателю система взяток не нужна, ему всё следует решать покупкой. Есть законные деньги? Купишь образование и тряпки, авто и жильё, развлечение и лечение. Нет? Значит, ты не вписался в рынок, живи в уровень — логика, с которой без классового подхода трудно спорить. Нюанс в том, что и классовость ныне бессистемна. Ну, а все незаконные деньги подняты наверх. В территорию благоденствия единиц.

Так что женщина-вахтёр не права лишь в одном — не нужно видеть распилы в работе обычных работяг, наносящих на стены честно закупленную краску. Хорошо, если вахтёр, наблюдая за процессом, представляет себе совсем другую картину, где каста элит успешно строит свой личный коммунизм.

А ведь было время, когда каждый из нас так или иначе занимался взяточничеством, регулярно брал и давал. В отличие от нынешних реалий, в СССР система взяток была спущена на самый нижний уровень, а вот в высших слоях такое безобразие системно не поощрялось, да и не практиковалось. Для номенклатурной элиты существовали льготы. Спецснабжение и спецпитание, лечпособие размером в месячную зарплату, спецдачи и служебные авто, реже — спецшколы, которых в СССР было очень мало.

Однако все жили примерно одинаково, а по нынешним капиталистическим меркам — одинаковыми же нищебродами. Просто токарь получал путёвку в средненький подмосковный пансионат зимой, а важный чиновник — в августе и в отличный крымский санаторий. Даже директор Норильского комбината летал обычным самолётом и жил в обычной городской квартире. Бизнес-класса не существовало, как и частных самолётов. И размеры взяток были сопоставимыми. Конечно, известны случаи крупного взяточничества и покражи чиновниками СССР, как и связанных с этим громких дел, но сейчас мы говорим о системе.

А вот население оперировало словом «блат» и все сложные вопросы решало взяткой, чаще всего не денежной, а примитивной материальной. Коробкой конфет, например, или бутылкой дорогого коньяка, банкой растворимого кофе или красной икры. Сантехники, электрики, водители загородных автобусов… — оплата мимо кассы. Врачи, ничуть не стесняясь, принимали подарки от больных, их кабинеты были уставлены красивыми и порой очень дорогими поделками — дарами благодарных сейчас или авансом пациентов. Мне приходилось давать взятки за железнодорожные билеты отнюдь не курортного направления Москва – Гомель, господи, ну здесь-то почему?

Конечно же, валютой служили обоюдные услуги, выгоды служебного положения партнёров. В моей жизни был лишь один случай, когда я давал взятки ГАИ. За прохождение ежемесячного техосмотра автобусов — дефицитной минеральной водой. Население взяток не боялось, не чуралось, активно в этом гадском участвовало. Потому что деньги, даже если они имелись, в легальном поле помогали плохо. Вспомните кинофильм «Спортлото-82» и песенку Михаила Пуговкина:

От века я не отстаю,

Всё время что-то достаю,

И падишахом легче стать,

Чем в наше время всё достать.

В возрасте своей дочери я, добыв вместе с мамой вожделенную курточку в московском «Детском мире» с его адскими очередями, уже отлично знал, что такое взятка персоналу дензнаками. Дочь моя понять не сможет, зачем вообще это нужно было делать. К концу 80-х система взяток и блата пронизала червоточинами всё советское общество. И это был единственный реально работающий инструмент, который власть могла использовать для решения бесчисленных людских проблем. Он был вынужденно выгодным. Как дедовщина в плохой войсковой части.

Итак, два мира — две системы взяток. В одной практически все незаконные деньги аккумулируются наверху, у особой касты, остальному же населению баловаться непозволительно. Так и появляется чудовищный имущественный разрыв. Скоро мы услышим, что всё достояние человечества принадлежит всего лишь десятку людей, которых проще четвертовать, нежели заставить поделиться.

В другой системе мелко растерзанная теневая экономика спущена в широкие народные массы, воспитывая в них беспринципность, напрочь разрушая моральные нормы и нравственные правила. И то, и другое вполне способно привести к краху системы, а нашему народу выпало сомнительное «счастье» не просто наблюдать со стороны, а участвовать в катастрофах обоего типа. Дело осложняется ещё и тем, что «прививка блата» всё ещё работает во всех странах СНГ, уродливо искажая существующую систему взяток, когда уже никто не понимает, что тут можно исправить. Даже элитные касты у нас порой складываются уродливо — вступлением за взятку советского типа.

Ясно одно — провалились обе системы «коррупционной отдушины», загнивание происходит в любом случае. Невозможно сказать, что меньшее из зол: катастрофическое расслоение на чрезвычайно богатых и недопустимо бедных, либо массовое развращение народа в целом. Но что-то нам предстоит понять и сделать. Иначе случится третья катастрофа, от которой не откупиться ни откатами, ни по блату.

Да и себя отмыть уже не получится.