Vadim Denisov
Писатель рода "выдуманное на опыте"

Родительский провал. Не повторите моих ошибок

Родительский провал. Не повторите моих ошибок

Я не раз горячо призывал родителей особо контролировать процесс школьного образования своих детей в тех сферах знаний, которые напрямую влияют на мировоззрение будущего гражданина. Нет необходимости, а чаще всего и возможности, если вы не образцовый энциклопедист, заниматься этим в области естественных наук. Тем более точных. Вряд ли усреднённый родитель знает химию лучше учителя. С гуманитарными дисциплинами проще, тут контроль по силам практически каждому. Речь идёт об истории и литературе. Именно здесь качество, глубинка и, главное, — идеологический посыл учительской работы легко может сыграть с вашим ребёнком злую шутку.

При одном и том же перечне обязательной литературы можно разжевать тексты, смыслы и идеи так, что на выходе обнаружатся два разных мировоззрения. Разный набор эталонов. И даже «Архипелаг Гулаг» можно преподнести диаметрально. Мы с дочерью, кстати, скоро будем изучать это произведение. В своей жизни ей предстоят услышать об «Архипелаге» бессчётное количество раз. Поэтому я сам объясню пошагово, что там и как. Папа объяснит, а не «Ельцин-Центр». А «Царь-рыбу» Астафьева, к примеру, где среди героев нет ни одного нормального человека, вообще не нужно читать. Не может всего один урок купания с осетром радикально изменить личность. Такое изменение — всегда тяжкая и долгая работа над собой. Один урок ничего не решит.

При этом отличное знание истории и литературы есть непременное условие хорошего образования. В случае с историей, где сам предмет наполнен возможностями разных трактовок, многое не очевидно. Поэтому нужно постоянно следить, что и как рассказывают в школе, на чём делается акцент, а что упускается. Нужно следить и своевременно исправлять фактологические и идеологические ошибки. Как и ложные трактовки, совершённые педагогом по недосмотру или специально. Не секрет, что все мы достаточно политизированы, а у педагогического состава тоже могут быть идеологические предпочтения и внутренние установки.

Но для контроля нужна собственно база — дети должны банально знать материал. Однако в последнее время именно этим двум дисциплинам ни школа, ни родители не уделяют должного внимания, отдавая приоритет английскому языку, «без которого никак», и, в лучшем случае, физмату. В общем, говорил я на эту тему часто. В итоге же провалился сам. Отлично понимаю, почему так произошло, разобрав на части всю цепочку причин. Но я до сих пор не могу понять, как я вообще мог это допустить?

А дело было так: легендарную гимназию, в которой учились мои дети, закрыли на неопределённый срок. Стоит на консервации в ожидании решения своей судьбы: долгий капремонт или снос со строительством новой. Битый год будут идти экспертизы и выработка решения по проекту. Далее — проектирование и долгие строительные работы нашего времени. В общем, моей шестикласснице вряд ли светит вернуться к родным пенатам на выпуск. Поэтому мы перевели обоих в другую гимназию, она тоже рядом. В чём-то даже удобней, мама из окна своего кабинета через дорогу видит сидящего в классе сына-второклассника.

Осенью было собеседование, в ходе которого выяснилось, что в «родной» гимназии мои дети шли с опережением, по предметам есть фора. Ну, что же, очень хорошо, будет время влиться в процесс спокойно, подумали мы. С младшим вообще проблем не было. Вскоре дети заняли в классах привычный им статус — никто не обижает, все уважают, учатся отлично... Звоночек прозвенел месяц назад, когда внезапно выяснилось, что опережение не коснулось одного предмета — биологии, в новой школе её начали изучать в прошлом году. Я оценил предстоящее навёрстывание. Ничего страшного, пара недель домашних занятий. И вот тут в голове щёлкнуло: «проверь ещё и другое!».

В шестом классе учат историю Средних веков, поспрашивал, поморщился. А затем... Затем я вспомнил, что за весь прошлый год так и не удосужился хоть как-то проверить фактическое знание моей Сонькой истории Древнего мира! А зачем? Ведь в дневнике одни пятёрки, в четвертных и годовых итогах тоже, да и на олимпиадах всё было в порядке. Значит, знает. Но когда я копнул, то почувствовал что волосы на голове встали ёжиком! Копнул глубже — завал! А точнее, провал. Мой, личный.

История Древней Индии — в принципе тёмный лес, из египетской в голове только мутное киношное. Древняя Греция... Война Спарты с Афинами? Что-то слышала. Илоты? Не знает. Ответ на вопрос, кто такие 300 спартанцев, и что за битва состоялась при Фермопилах, вбил меня в грунт. Имя Ксеркса ей ничего не сообщило. А 300 спартанцев, как выяснилось, были всячески притесняемы рабовладельцами, и поэтому подняли восстание — полная каша! О Пунических войнах спрашивать уже не стал.

День психовал, соображал, искал причины и делал выводы. Первое, что я осознал — изменился сам образ детской жизни. Они поняли, что от них требуется и приспособились. Прочитав параграф и быстренько впитав материал, нынешний ребёнок в рамках образовательной схемы стойко держит его до проверочной работы или олимпиады, выплёскивает на «5», после чего легко освобождает оперативную память. У него нет шансов сходить всем классом на «Спартака» нашей юности, как и на старые же «300 спартанцев». Эти мальчики уже не будут бегать по дворам с самодельными щитами и мечами, средневековье не будет долго звенеть в классах и на улице своей романтикой... Всё, товарищи родители, после пятого класса ваш ребенок, если не поступит в профильный вуз, уже никогда не вернётся к теме Древнего мира! Культ истории исчез, никто не строгает дома доспехи. Мальчики не играют, не читают дополнительно, соответственно, не видят этого и девочки. Закрепляющий повторный интерес не возникнет. Так что можете уже сейчас поинтересоваться у своего чада, кто такой Дарий, и ужаснуться.

Дочь что-то могла рассказать о легендах, мифах и культуре, в то же время ни черта не знала об истории войн. Не акцентировали. И знаете, в чём ещё причина? «Не нужно слишком много рассказывать ребёнку о войне, война это плохо». «В меру, господа хорошие, не приучайте ребёнка к оружию, не портите ему психику бесконечными сражениями и солдафонами, это вам не искусство»... А ведь вся мировая история есть история войн. Какие такие гоплиты и фаланги? Хватит внешкольного чтения «Мифов Древней Греции» Куна.

Я ошалело метался по дивану, проснувшийся во мне Чернышевский кричал своё вечное: «Что делать?». Где прошлогодний учебник? Сдала учителю. В отчаянии пытался подсунуть ей БЭС, зная, что она осилит энциклопедическую статью, затем вспомнил о советской «Детской энциклопедии». У многих из нас были эти многотомники. У кого-то жёлтого цвета, у меня — серого, помню целые разделы этого замечательного учебника. Где взять? Кинулся искать на «Авито». В городе нет, надо выписывать на материке, дело долгое. И не системное, надо признать. Тогда я решил поступить иначе. Скачал старый добрый учебник, по которому учился сам. Да-да, тот самый, с разрушенными ныне воротами древней Пальмиры на обложке.

Установил график, сорок минут ежедневного чтения с большого экрана. Материал заходит легко, ведь многое всплывает из памяти. Сейчас моя Сонька добивает Древнюю Грецию, а я ей всё время подсовываю и рассказываю. Про апокалипсический взрыв вулкана Санторин и Микены, про споры вокруг технологии строительства пирамид, про роль щита гоплона и глухого коринфского шлема в греческой фаланге... Новый фильм, где припадочные орут «Спарта!», ей ни к чему, а вот старый годится. «Спартак» Джованьоли в плане будущего чтения, как и «Таис Афинская». Девочка продвинутая, опережающая, с широким кругозором. Скоро добьёт Древний Рим, и мы начнём ровно по той же методе советским учебником шлифовать уже текущий материал.

А теперь самое интересное... «Папа, а ведь у вас было по-другому! У нас гораздо больше говорят о религии и культуре, меньше битв и полководцев. А в твоём учебнике много про угнетение, несправедливость, про поиск правды и борьбу за свободу!». На что я ей ответил, мол, вот и хорошо, дочка, теперь ты посмотришь на историю с двух вершин, обретя бинокулярное, а не туннельное зрение. Сама многое поймёшь и отыщешь существенное, самостоятельно склеив некую цельность.

И ещё. Мы часто спрашиваем друг друга, как найти оптимум курса общественного развития, как взять от разных подходов и формаций самое важное, разумное, мудрое. Вот и ответ: для этого нужны будущие граждане страны, мозги которых не промыты единственным подходом. Которые знают, как исторически развивались не только культурные, просветительские и религиозные потребности, но и общественно-социальные запросы. Как мировое сообщество развивалось в своём генезисе, на определённом этапе подойдя к 1917 году с Россией на острие общемировой проблемы справедливости.

Через три года за школьную историю возьмётся младший. Ничего, у меня уже есть рецепт, помощница и ворота Древней Пальмиры на обложке. Двойная работа? Да. Зато никакой учитель ничего с этим поделать не сможет. Даже проставляя пятёрки в дневнике.