Igor  Gradov

БАБУШКИ И МАМОНТЫ

БАБУШКИ И МАМОНТЫ

…Стою, продаю детские книги – свои и чужие. Подходит молодая, симпатичная дама (весьма упакованная), просит показать что-нибудь для мальчика лет семи. Рекомендую «Питера Пена». Классика, к тому же - с отличными цветными иллюстрациями.

Листает, читает, потом спрашивает:

- Это что, типа Карлсона?

- ???

- Но он же летает! А где у него, кстати, пропеллер?

Хотел сказать, но героически сдержался…

А теперь серьезно – о детских книгах. Их, как показывает практика, в основном покупают бабушки. Это примерно 70%, еще 25% - мамы, остальное – прочие родственники (тети, дяди, дедушки и иногда даже папы). Поэтому главный клиент для детского писателя – это именно бабушки. О них и пойдет речь.

«Кто все эти люди?»

Детский писатель должен жить долго, желательно – лет сто или даже больше. Иначе умрет неизвестным.

Судите сами. Подходит ко мне очередная бабушка, хочет купить книжку – в подарок внучке (пять лет). Ок, показываю – вот для вашего возраста. Одну, вторую, третью… Целую стопочку выложил. Но бабушка только кривится – кто все эти люди? Какие-то фамилии неизвестные... Спрашиваю так интеллигентно: а кого, вы, уважаемая, из современных детских писателей знаете?

Бабушка принимает обиженный вид («Разве не видно – у меня педобразование!») и начинает перечислять: Маршак, Чуковский, Барто, Михалков, Заходер... Мысленно аплодирую: браво, никого не забыли! Ну, разве что еще с десяток-другой-третий не менее известных писателей (начиная от Введенского, Хармса, Носова, А. Волкова и до…). Только вот беда: все они давно умерли, еще в прошлом веке. То есть к современным авторам их отнести ну никак нельзя! И ничего нового, увы, уже не напишут…

А что же более современные писатели? В лучшем случае, морща лоб, называют Эдуарда Успенского (к сожалению, тоже недавно умер), а обычно просто молчат. Или же удивленно поднимают брови: а разве есть кто-то еще? Даже такого талантливого и раскрученного автора, как Андрей Усачев, и то не вспоминают…

Получается парадокс: чтобы ребятишки знали современных авторов, надо покупать детям их книжки, а бабушки не хотят – «я их не знаю…» И просят только тех, кого сами читали в детстве (полвека и больше назад). Круговорот классиков в природе: Чуковский, Маршак, Барто, Заходер… - и снова Чуковский. Но, не в обиду классикам будет сказано, сейчас есть книжки и не хуже...

Судя по всему, лишь дети внуков (и то не факт!) будут покупать и читать то, что напишут сегодня. Третье-четвертое поколение, как минимум – через шестьдесят лет. Боюсь, что не все мы, детские писатели, доживем до этого времени. Вымрем, как те самые древние мамонты. И все из-за привередливых старушек с педагогическим образованием!

��l

«У нас этих книг…»

Кроме категории бабушек «кто все эти люди?», есть и другие:

1. «У нас этих книг…»,

2. «Мой внук ничего не читает»,

3. «Я только посмотреть».

1. «У нас этих книг…»

С этими проще всего – можно не напрягаться, покупают редко. Но не потому,что нет денег – считают, что у них всё уже есть (осталось от прошлых времен). Хватит и внукам, и правнукам. Часто при этом жалуются: книгами, мол, вся квартира забита, девать некуда. Но в библиотеки не отдают - жалко (деньги, и достались с трудом - дефицит!). Подведет такая бабушка своего внука к прилавку и спросит: «Хочешь что-нибудь?». Тот ожидаемо покачает головой - нет. Чтение – это же труд, а зачем напрягаться? Есть же планшет или айфон…

И бабушка с довольным видом отходит: я свою функцию выполнила, ребенку книжки показала, но раз не хочет… Очень редко покупает и потом носит у всех на виду: вот, заботится о внуке, даже одну книжку купила!

2. «Мой внук ничего не читает»

Читать сама любит, а внуки-внучки – категорически нет. В таких случаях я обычно говорю: «Чтобы читали, нужно покупать красивые, интересные книжки». Показываю, даю посмотреть. Бабушка восторженно всплескивает руками: «Надо же! Я и не знала, что такие есть!» И покупает - в основном себе. Это неплохой, в принципе, вариант – и сама почитает, и внука-внучку приобщит (если сумеет оторвать от айфона или планшета).

3. «Я только посмотреть»

Долго изучает, листает, даже принюхивается, наконец, покупает (как правило, недорогое). Но торгуется, приходится делать скидку. В общем и целом – хорошие старушки, точно прочитают и внукам покажут (деньги же заплачены). Значит, и внуки будут читать. Может быть.

В общем же приходится констатировать: быть детским писателем сегодня нелегко. О прежних, советских тиражах (минимум – сто тысяч, а обычно – сразу миллион) приходится только мечтать. Обычно выпускают 2-3 тысячи, а то и меньше. Понять издателей можно – не хотят рисковать, экономят на всем, но в результате хорошей книге трудно пробиться к ребенку.

К тому же детский писатель конкурирует с компом (планштом, айфоном), а это дико трудно. У нынешних детей – клиповое восприятие, они не любят и не хотят читать, ибо это трудно. Гораздо проще и легче получать информацию сразу в виде картинок… И, как результат – хорошая, умная книга исчезает…

|