Эрик Плутов
Романтичный сочинитель романтичной и сказочной фантастики. Капитан бригантины "Апрельское плутовство".

Принцип Ирины Фирштейн

Принцип Ирины Фирштейн
Ирина Фирштейн изучает обстановку. Рис.: https://www.wallpapersforiphone6plus.com

За удачей порой гоняются годами, а иные цивилизации – веками. А вот некоторым везет, чуть ли не с пятого раза. Вольному оценщику галактического кадастра Ирине Фирштейн капризная фортуна улыбнулась мило и призывно. На восьмой экзопланете Мелкой Лиловой звезды в созвездии Кильки вдруг была зафиксирована чудотворная и живородная атмосфера и вполне разумная популяция. Ирина ринулась на удачу.

Пока летательный аппарат искал место оптимальной посадки, оценщица изучила обстановку. Получалось, что и с этим повезло: всё оказалось по силам и пониманию.

Ирина Фирштейн пришвартовалась в акватории морского вокзала, до боли похожего на земной, итальянский. «У них тут, поди, и бутики есть, - оптимистично предположила она, генерируя местную валюту на свою шестую галакарту».

Одевшись на скорую руку в парадно-выходной наряд в аборигентском стиле, Ирина вышла в свет, переместившись в дамскую комнату привокзального туалета. Явление аборигенам прошло штатно, никто даже не скривился.

Район бутиков был нужен Фирштейн не ради наивного шопинга, а для экспресс-оценки цивилизованности обнаруженной экзопланеты. Ирина всегда использовала оригинальный способ.

Она сама однажды, ещё в детстве, придумала незамысловатый, но эффективный «принцип перекрёстного распыления». Попав на обитаемую планету, Фирштейн шла к ближайшей торговой точке, приценивалась к самым ходовым товарам. Выяснив детали, она тут же улетала в другое произвольное место на планете и делала такой же замер. В итоге хитрая Ирина получала на руки рабочий микротест, с помощью которого легко устанавливались все причинно-следственные связи.

Вот и сейчас галактическая оценщица действовала по обычному плану. В первом же бутике Ирина спросила на местном «итальянском»:

- Почём, синьор, эти полосатые носочки?

- Два лэрэ за штучку!

- Ага, за две будет четыре?

- Нет, будет три с половиной, - гордо ответил продавец.

- На сколько штук можно заработать за день? – тестировала бодрого торговца Фирштейн.

Галантерейщик, не задумываясь, патетически заявил:

- Никто не знает, даже великий Гобан! Могу на дюжину, а, может, на двести! Заглянет компания скальных осминогоц, то и всю тысячу! Эти горцы обычно делают мой день…

Занеся данные в полевой блокнот, Ирина перебазировалась в очередную случайную точку. «Шанхай какой-то! – подивилась всегда серьёзная оценщица. – Аборигенов-то сколько! Но это и лучше для чистоты анализа».

Она решительно отправилась на шумный рынок. Чтобы точнее выявить взаимосвязи местного перераспределения ресурсов, Фирштейн завязала светскую беседу с потребителем, который печально шёл к выходу с носками в руке:

- Много отдали за эту пару?

- Три аю-аю.

- Дорого?

- Очень. Неделю можно жить. Скромно. Но без них жить не можно.

Ирина загрузила данные в микрокомпьютер. Но она и так уже поняла, что открыла достойную экзопланету, которую грех не занести в галактический кадастр. Со всеми вытекающими… Пока электроника корпела над отчётом, Ирина Фирштейн переместилась на любимый спа-курорт в модном Лазур-Тужуре. Надо же отметить удачный рейд!

После недельного релакса Ирина Фирштейн появилась в головном офисе. Шеф был, мягко говоря, не в духе. Разве что не метал грозы-молнии!

- Ирина, вы успели ознакомиться с отчётом коллеги? Шустир следовал вашим курсом, работал по той же схеме. Только выводы у него иные. Не столь радужные, как ваши. Что прикажете с этим мне делать? Установленные взаимосвязи оказались ложными, они не коррелируются между собой и с подопытной реальностью. Хотели обмануть всё человечество? Вы будете сурово наказаны. И ваш Шустир тоже!

***

С тех пор Ирина Фирштейн трудилась лишь на родной земле-старушке. На пару с ней работал Шустир. А вот экзопланету преткновения навечно занесли в реестр закрытых миров.

Не нужны великолепным землянам сомнительные братья по разуму!