Эрик Плутов
Романтичный сочинитель романтичной и сказочной фантастики. Капитан бригантины "Апрельское плутовство".

Спаркс и Маркс - вселенские суперпокорители

Когда-то однажды появился космос. Хотя, разумеется, это совершенно бездоказательное предположение. Тут сразу в бой кидаются вопросы - откуда, как? Самые находчивые вмиг предложили: а давайте считать, что космос создал Бог. Ну, надо же ему, Всемогущему, где-то обитать? Правда, моментально возникла и парадоксальная загвоздка: откуда сам Бог-то взялся?

Однако, как уверяют пытливые и весьма информированные теологи, на все просторы Вселенной аскетичный Бог и не замахивался. Он скромненько за неделю сотворил Землю. И, естественно, как первый блин, соорудил её плоской. Наверное, Богу на большее ресурса не хватило. Поэтому он и первого человека слепил из того, что было. А была, говорят, лишь космическая глина...

- И совсем иное дело - мы, - продолжил вселенские рассуждения Спаркс. - Однажды родились мы в прекрасном месте, в щедром тепле и нежной заботе...

В этом момент к нему подкатил собрат, соратник, одноплеменник. Радостный-прерадостный, готовый к великим свершениям.

- А скажи-ка, мы родились на благодатной земле? - озадачил прикатившего друга Спаркс. – И нам всё дано, в нас всё заложено Богом и природой, так?

- Именно так! А раз так, то и не забывай: мы многое и вытерпели, и выдержали, - миролюбиво заметил бодрун. - Но вот-вот оковы падут, самое время будет рвануть вверх. Разве ты, Спаркс, не хочешь в космос? Далёкий-предалёкий!

- Да я готов, но стоит ли так спешить? Мы же только-только выбрались из темницы. Да, разумеется, многие сейчас нас чествуют. Но мне лично почему-то хочется остановиться, оглянуться…

- Ну, брат, ты и романтик! - с лёгкой ехидцей бросил Маркс. - Переплюнул даже меня.

Вздрагивая от восторга, упёртый Спаркс уверено стоял на своём:

- Не для того я столько терпел и сдерживался, чтобы разом броситься с головой в космос. Пусть даже самый прекрасный. А пожить немного для себя? Мы же это заслужили, верно?

- Естественно, дружище! - Маркс возбуждённо подпрыгивал, дрожа от нетерпения. – Вот постоим, посидим на дорожку, дорожку дальнюю. Однако стоит и поторопиться, ведь дорого яичко к христову дню.

- Маркс, что за чушь ты несёшь? - вскинулся неожиданно Спаркс. - Христа не было! Поэтому нет и его дня. Есть у нас с тобой День космонавтики, в апреле. Посему спешить нам некуда, и так идём с опережением...

И всё же ажиотаж достиг апогея. Всё смешалось в доме, как обломки льда в бокале с мартини.

- Спаркс, может, сейчас уже пора? - Маркс вернул собрата к реальности, которая уже стала кусаться. - Вот, похоже, настал волнительный момент: пора бороздить космос, как считаешь? Не отвлекайся! А то можем и упустить сей момент. Глупый случай всегда способен всё испортить, а наши грандиозные мечты, свершения и триумф пустить под откос.

- Мы этого не можем допустить, - заявил Спаркс. - Готовься, Маркс, на раз-два-три!

***

Громкая музыка резко смолкла. Только мерный отсчёт курантов. Мир качнулся, и покорители космоса стартовали. Пенная струя смачно забрызгала весь стол и гостей.

- Вот же чёрт! Снова не охладили шампанское, - прошипел Эрик Рыжкович, командир сверхнового звездолёта, только что взмывшего с Мыса Летающей Коровы. - Вечно эти новички-энтузиасты праздник всем портят!