Комната смеха

Игривая собачка с нашего двора. Фото: Валерий Крыков
Игривая собачка с нашего двора. Фото: Валерий Крыков

Леший с упорством зомбака вышагивал по городскому парку. Здесь всё находилось в жутком запустении, и немудрено, что ему не попалось навстречу ни единой живой души. Пожалуй, оно было и к лучшему. Молодой человек злился на весь мир, включая бывшего друга и свою несостоявшуюся невесту, ему чертовски хотелось нажраться в слюни. Правда, одновременно Лешему требовался собутыльник и жилетка, в которую можно беззастенчиво поплакаться. «Как я мог влюбиться и пригреть такую суку?! – стенал предательски обманутый жених. – Да она даже не сука, много чести для этой последней сволочи на земле. Она – мерзкая тварь! А Петро? Как он-то мог пойти на такое? Мы же дружили с детского сада»…

Надо ли говорить, что тоска Лешего была вселенской? Да и кому говорить? Печалька современного рогача никому не интересна. Любой скажет, дело житейское: не ты первый, не ты последний. А безжалостный умник ещё и посоветует завести вместо возлюбленной породистую собаку. Мол, они никогда не предают. Ещё вспомнят расхожую фразу «Чем больше узнаю людей, тем больше люблю собак»... Правда никто не скажет точно, кому принадлежит авторство столь глубокой и ложной псевдофилософской мысли. Разные источники и сочувствующие эту фразу в равной степени приписывают и таким сомнительным личностям, как Шопенгауэр, Ницше, Гитлер, и вполне авторитетным, как Софокл, Конфуций, Цезарь, Чехов, Гейне, Черчилль. Короче, это не повторял в своё оправдание только ленивый. Хотя некоторые знатоки изящной словесности уверяют, что в бумаге это первой воплотила Мари де Рабютен-Шанталь де Севинье. Впрочем, маркизе можно многое позволить, если не всё. А каково, когда сей бред тебе преподносит как истину в последней инстанции какой-нибудь прощелыга? Такому нельзя и собаку доверить, не то, что самого человека…

Так и брёл одиноко, как парус в море голубом, Леший по запущенному парку и не было нигде ему приюта. Вот хоть тут садись на кривую лавочку и пей теплую водку из горла. В одиночку. Ситуация-то показательная: ну, какой такой пёс-барбос разделит с тобой печальное застолье? Никакой. Не вывели собак, которые в компании хозяина горькую лакают из горла. В отчаянии Леший хлебнул водки, крякнул, занюхал рукавом, и тут только пелена беспросветной злобы спала с его горячих очей. Он внимательно огляделся, словно увидел старый парк впервые. Пошаря несколько секунд глазами, Леший вдруг упёрся взглядом в планово аварийный павильон, на котором бойко красовалась вывеска «Комната смеха». «Ни фига себе! – присвистнул чуть захмелевший горемыка. – Там, где смех, там должны быть люди. А у них, весёлых, точно найдутся стаканы». Решив, что эта мысль конкретно логична, Леший оторвался от грязной лавочки и решительно направился к павильону.

Как ни странно, но дверь «Комнаты смеха» была гостеприимно распахнута. Павильон работал. Вероятно, кривые зеркала – мало затратное и общедоступное развлечение. Один смотритель был и контролёром, и билетёром, и уборщиком, и сторожем.

– Леший, ты? Какими судьбами? – встретил страдальца павильон. Конечно, не сама по себе «Комната смеха» обрушила на ошалевшего мужика вопросы, а её летний смотритель.

- Ёлы-палы, Саня! Ты-то сам тут, какого чёрта делаешь? – обрадовался Леший, увидев за резным столом бывшего одноклассника Клычкова по прозвищу Дядя Ваня. – Мне тебя сам бог послал. А то вот хожу по городу неприкаянный, выпить, понимаешь, не с кем...

- Не поверишь, у меня с утра нос чесался. Типа как к выпивке. И вот сбылось. Проходи, сейчас стаканы притараню. У меня и печеньки есть на закуску.

Пьянка заладилась лихо. После первой бутылки бывшие одноклассники решили не тормозить. Леший сгонял в ближайший гастроном ещё парой пузырей, не забыв прихватить колечко давно любимой краковской на закусь. Печенье шершаво как-то шло под водку. Уже под вторую бутылку Леший поведал свою печальную повесть Дяде Ване. Тот, смачно закусывая краковской, философски заметил:

- Плюнь ты на них! Недаром говорят: неизвестно, кому повезло больше – тебе или Петрухе. Я вот лето просидел среди кривых зеркал и многое понял.

- Ну, к примеру, что? – с некоторым сомнением поинтересовался Леший. – Что тут вообще можно увидеть, кроме кривых рож и доморощенных клоунов? Что-то не очень этот сарай похож на философский салон…

- Вишь, как ты скор на выводы, на приговоры, - усмехнулся Дядя Ваня. – А в нашем зале, между прочим, сразу видно, что за чел пришёл, чего от него можно ждать, что он сам хочет от жизни?

- Прямо так и видно? – ехидно спросил недавний страдалец, который с помощью водки пришёл-таки в себя. Уже начал иронизировать и подначивать Саню.

- Ещё как видно! Словно в магическом кристалле. Если подумать, наш мир, наша жизнь – огромные зеркала. Они могут быть и правильными, и кривыми – тут как повезёт. Главное – они по-любому показывают, отражают наше внутреннее состояние, с их помощью можно легко понять, как люди относятся к себе и другим. И, конечно, в целом к самой грешной жизни…

- Легко понять… Это точно, и самое противное, что сегодня человек лучше относится к собаке, чем к другу.

- Леший, ты ошибаешься. Вот давай выпьем за друзей, - предложил Дядя Ваня, - и я расскажу поучительную байку. Притча древняя, но вполне актуальная. К тому же – она и про зеркала, и про собак, и, конечно, про нас, грешных человечков.

- Да, за это стоит выпить, - несостоявшийся жених хлопнул полстакана, - давай рассказывай, зеркало нашей эпохи.

Грустная собачка не с нашего двора. Фото: Валерий Крыков
Грустная собачка не с нашего двора. Фото: Валерий Крыков

Саня тоже выпил и начал с толком, с расстановкой:

- Давным-давно жил-был шейх. Были у него несметные богатства: горы золота, драгоценных камней хранились в подвалах дворца. Попасть в хранилище можно было только через особый зеркальный зал. В нем всё – потолок, пол, стены, двери - было из великолепных зеркал. Одного факела хватало осветить весь зал. И фокус в том, что, попав в это странное помещение, потом нельзя понять, где вход в хранилище, где выход из самого зала. Своеобразная ловушка для воров.

- Хитро придумано. Но зеркала можно и разбить. Ведь стекло не было калёным?

- Разбить можно, но тихо это не сделаешь, особенно ночью. Но всё же шейх решил подстраховаться. Выписал злобного боевого пса-охранника. Торбу золота отдал за него. Вот поздним вечером слуги запустили собаку в зеркальный зал. Пёс по-хозяйски зашёл, но вдруг окаменел. Вокруг него во всех зеркалах сидели грозные псы. Он глухо зарычал, злобно оскалился. Со всех сторон собаки тоже показали свои мощные клыки. Пёс в шоке завыл, отчаянно залаял, гулкое эхо несколько раз повторило его жуткий вой и лай. Почти всю ночь пёс носился в бешенстве по зеркальному залу, он зловеще рычал, безудержно лаял, брызгая обильной слюной, жестко кидался на многочисленных, но мнимых врагов в зеркалах. Ранним утром стражники обнаружили клыкастого охранника в крови и мёртвым…

- Жуть! Только не пойму, в чём суть этой страшной байки?

- Понимаешь, Леший, - неторопливый Дядя Ваня, хлопнул очередные сто граммов водки, - ведь пёс сам виноват в своей гибели. Если б он повёл себя иначе, трезво оценив обстановку, сидел бы смирно, по-доброму, то и зеркальные собаки показались бы ему друзьями, добрыми псами, которые вместе с ним охраняют сокровища. Он им махнул хвостом, отражение тоже ответило тем же. И никаких грозных вражеских оскалов!

- Понятно, получается, я зря обиделся на Петруху?

- Конечно, зря. Сам подумай, кому больше повезло – ему или тебе? Ты же вовремя узнал истинную цену чувств бывшей невесты. Видимо, у неё давно уже имелись другие планы. Мне думается, ты, Леший, сам забил на друзей и близких, ушёл в себя. Ты забыл друзей, они тоже тебя потеряли. Разрыв с невестой только показал, что ты скатился в пропасть, в пустоту.

- Типа каждый сам властелин своей судьбы? – чуть иронично уточнил прилично захмелевший жених-неудачник.

- Примерно так, - Саня хлебнул ещё водки и продолжил философское просвещение собутыльника. – Если желаешь жить среди добрых, светлых, позитивных людей, то сам первым будь откровенным, участливым, светлым, добрым, мудрым. Люди к тебе потянутся. Я точно знаю, зря, что ли, целое лето провёл в комнате смеха…

- А что у тебя тут есть, кроме старых кривых зеркал?

- Как ни странно, они даже кривые очень показывают суть любого человека. По-моему, наш аттракцион даже улучшает нравы. Вот придёт иной раз такой злой и печальный, как ты сегодня, а после выходит уже повеселевший, в глазах огонёк появился. Человек уж весь мир готов обнять. Такие вот дела, друг.

- Ну, тогда за тебя, Саня, за друзей!

- Вот видишь, и ты улыбаешься. За друзей, за тебя, Леший!