Валерий Крыков

Небесная кара. Или?

Всадник беды уже в пути...
Всадник беды уже в пути...

Однажды, как всегда, неожиданно выпало крайне засушливое лето. Давно такого не случалось в Муттопи, этом плодородном и благословенном краю. Люди жили в сытости и достатке. Они всегда были уверены, что ни боги, ни природа от них, честных тружеников, не отвернутся. Однако беда пришла...

- Что же делать? - судили да рядили меж собой люди. - Как быть? Если наши посевы засохнут на корню, то мы не проживём до следующего урожая. Надо идти на поклон к правителю Муттопи, он-то нас выручит. У него всегда закрома набиты с избытком, нашими трудами они и полны...

Раз делать нечего, засуха с каждым днём всё злее и злее, вот и отправились старейшины во дворец к правителю. Но их встретила неприветливая стража. Ворот она старейшинам не открыла. Один из стражников зычно прокричал с высокой и мощной стены:

- Нет повелителя Муттопи! И не очень скоро будет!

Поняли старейшины, что не стоит им в этот раз рассчитывать на правителя края и его невиданные закрома. Они печально вернулись к соплеменникам и с болью поведали: мол, так и так, нет надежды на запасы повелителя Муттопи, не у кого их взять в долг.

- Что ж тогда нам делать? Воды из Муттопи не наносишься: далеко река от наших полей и садов, да и она скоро совсем обмелеет и высохнет при таком зное...

- Что делать, что делать, - ехидно проворчал Етпи, один из старейшин. - Молиться богам усердно, носить из реки воду денно и нощно. И надеяться на чудо.

- Конечно, это полезные советы, - встрял в сложное обсуждение дряхлый седовласый Чеснар, который понимал, что обречён на голодную и близкую смерть. Кто ж его, бесполезного в хозяйстве и делах, будет кормить, отнимая еду, последний хлеб у работников и детей? Поэтому старик отчаянно предложил:

- А, может, нам обратиться к мудрому Оптинну? Пусть он нам сотворит чудо, он-то сможет, он и не такое выколдовывал в давние времена...

- Да этот Оптинн за свои чудеса такое запросит, что будет страшнее нынешней засухи и грядущего голодомора! - горячо возразил Етпи. - Мне ещё дед рассказывал, что за спасение от наводнения Оптинн потребовал для своего колдовства кровь дюжины невинных младенцев...

- Но ведь он спас наши поля и дома от разорения, так ведь? - настаивал упорный Чеснар. - А могли все погибнуть без колдовства Оптинна. Может, сейчас он стал добрее? Может, ему тоже грозит засуха и голод? Может, и плата за чудо, за спасение будет не такой жестокой?

- Верно! Верно! - загалдели люди. Они уже работали на пределе сил и почти голодали, считая каждую крошку хлеба. - Давайте попросим Оптинна сотворить ливень и отвести засуху! Без урожая нам не жить...

Подумали старейшины, посовещались и оправились по вечерним звёздам на поклон к злому чудотворцу. Обитель Оптинна была почти рядом, за рекой Муттопи, на высоком холме Верти. До восхода немилосердного солнца старейшины постучались в заветную серебряную дверь колдуна.

- А я вас заждался, - без приветствий и предисловий начал разговор Оптинн. - Предвидел, что скоро безвольные людишки придут скорбно просить о чуде. Что, не помогли добрые боги, добрые правители? Испугались засухи, голода, смерти? Но вы сами и виноваты: жили беззаботно, молили богов без веры, в трудное время работаете без усердия. Но я, мудрый и великий чудотворец, помогу вам...

- О, добрейший Оптинн, помоги нашему краю! - вскричал Етпи, который ещё вчера не верил в помощь колдуна. - Ничего не пожалеем ради спасения. Даже крови...

- Да не нужна мне ваша кровь! Сейчас другое требуется для приготовления чудо-снадобья.

- Что же? - разом выдохнули старейшины. - Мы на всё согласны, всё-всё добудем, что в наших силах!

- Разумеется, добудете. Если не хотите пухнуть от голода, пожирать своих собратьев и младенцев... Всё, что мне требуется - это три дюжины больших бочек вашего пота...

- Как пота? - чуть не подавился от неожиданности Етпи. - Где ж столько капель пота взять?

- Что, тогда заменим кровью младенцев, старейшина? - злобно взглянул Оптинн на мнительного просителя. - Ничего, вы у меня соберёте, я вам помогу. Вы ещё не ведаете, что ждёт ваш несчастный край. Было мне прошлой ночью видение. Наслана на вас ещё одна кара. Страшнее неспешной засухи...

- Что ещё хуже может быть? - обречённо спросил Етпи. - Без урожая нас уморит голод, без пропитания в чужие края не убежишь, там тоже немилосердный зной и бескормица.

- Это верно. Но от засухи может спасти неделя-другая ливней. Я уж сотворю чудо, - многозначительно сказал Оптинн. - Но идёт беда, от которой спастись только вам самим под силу. Или не спастись.

- Как? Почему?

- Без моих мудрых советов вы беззащитны, как неразумные дети, - колдун сделал паузу, прошёлся по залу, оглядывая каждого старейшину с ног до головы. Потом сел в резное кресло и строго продолжил:

- Кара небесная за вашу беспечную и сытую жизнь - это огромный табун чёрных мустангов, который неумолимо несётся в сторону вашего славного Муттопи. Несметное число диких лошадей разгромит всё на своём жестоком пути - и поля, и луга, и сады, и дома, и людей. Всё обратится в прах! Но есть возможность спастись. Вы должны в поте лица своего вырыть срочно, за неделю, заградительный ров. Вы будете работать так, что трёх дюжин бочек будет мало для сбора вашего честного пота. Почему-то я уверен, что все согласны. Верно?

- Верно-верно! Верней не бывает!

Когда вернулись старейшины домой, сразу началась тяжёлая работа для всех. Мужчины упорно копали спасительный ров по плану Оптинна, женщины и дети по мере сил таскали воду для полива. Пот струился ручьями, бочки заполнялись быстро, как в хороший дождь.

И вот настал роковой день. Ветер принёс столько чёрной, как сажа, пыли, что она закрыла беспощадное солнце. Померкло всё, словно в полдень разом наступил вечер. Земля тревожно гудела. Чёрные мустанги грозно и неумолимо приближались. Вот табун уже в миге от преграды, люди замерли в ужасе и ожидании. А вдруг колдовской план Оптинна не сработает? Но чудотворец всё рассчитал верно. Словно по мановению его руки, лошади попали в нехитрую западню. Весь табун рухнул в глубокий ров. Чёрные мустанги убивали сами себя, горячая кровь лилась багровой рекой. По совету Оптинна упавших и раненых коней испуганные жители Муттопи рубили нещадно, чем только можно было. Затем колдун приказал разом вылить в ров весь собранный пот. Волшебная защита от небесной кары превратилась в оросительный канал. В следующие мгновения спасительный ров соединили с обмелевшей рекой, и живительная вода, обильно смешанная с лошадиной кровью и людским потом, мирно потекла на изнывающие от засухи поля.

Только к вечеру обитатели Муттопи поняли, что Оптинн спас край и от небесной кары, и засухи, и голода. Мнительный, но сообразительный Етпи быстро устроил общий пир горой. Давно люди не видели столько вкусного и сытного мяса.

- Ешьте, ешьте, оно даёт невероятные силы, - приговаривал хитрец Оптинн. - Как-никак это подарок небес, пища богов! И запасите мясо впрок. До сбора урожая ещё далеко. И трудиться всем придётся много, а впроголодь, какая работа, какая жизнь...

До глубокой ночи пировал весь Муттопи, и только мощный предрассветный ливень разогнал людей по хижинам и домам. Не обманул чудотворец: в этот раз колдовство свершилось без крови младенцев. А кара небесная обернулась манной. Сытным мясом и кровью чёрных мустангов...