Валерий Крыков

Псовые страсти в медвежьем углу

Медвежий угол. Фото: Валерий Крыков
Медвежий угол. Фото: Валерий Крыков

Ситуация в эту ночь оказалась на редкость мерзостной. Вот почему всегда так: всё плохое случается в не то время, не в том месте, не с тем человеком или предметом? Древние говорили, мол, это всё – закон подлости.

– Херня! – выругался Олег Вешкин, старший егерь лесного заказника "Русский медведь". – Нет тут никакого закона, есть оправдание человеческой глупости и беспечности. Нас предупреждали, что идёт ураган? Разумеется. Мы знали, что косолапые будут бешеными? Естественно, мы ж, мать нашу, егеря!

– Хватит причитать, Леший, – пробормотал Адам Блюмбергштейн, которого основательно поломал крупный шатун. – Тащи меня в пункт экстренной регенерации органов, нам же до Весьегонска рукой подать.

– Нашёлся умник! Вот ты, почти андроид, должен рассуждать практично, а рассуждаешь, как баба. Тащите меня, лечите меня! А как это сделать? Вокруг ни души, трака нет: до него бы добраться.

– Но я же почти киборг, могу скакать и на одной ноге. С твоей помощью.

– Сможешь? Не верю я в чудеса смарт-генерации. Не получается на практике. Ещё в прошлом веке нам обещали цифровую революцию. Роботы, компы будут служить людям, заменять их. А что на деле? По инструкции ты должен меня страховать и оберегать. Забыл, кто здесь главный? Сейчас пункт не выполняется. Смешно, я же сам его нарушаю!

– Но ты ж, Леший, человек! Только много болтаешь и философствуешь. Это слабость человека — много говорить. Искусственный разум должен был сей недостаток исправить, но, как я полагаю, люди сделали всё, чтобы этого не произошло...

Олегу не понравились мысли и предположения Адама, да и ситуация не годилась для пустых диспутов. Старший егерь был лидером не по должности, а по натуре. Но стихия коварно застала его не в своей тарелке. А помочь ему некому. Надо спасать себя, спасать помощника, спасать всю ситуацию. Олег Вешкин решил оружие, приборы связи, часть снаряжения навьючить на пса Икса. Чтобы было легче тащить Адама, Вешкин соорудил из остатков плаща нечто вроде хомута. В таком вынужденном дружеском слиянии егерям удалось выйти к траку.

Мощный электродвижок их быстро доставил в пункт регенерации Весьегонска. Однако здесь их поджидала очередная засада. У дежурного не осталось ни одного исправного чипа генерации органов. Адаму, который потерял уже слишком много крови, помочь было нечем. Ураган лишил всяческой поддержки несколько регионов. Разумеется, оперативная помощь будет. Но вопрос — когда?

– Значит так, – приказал Олег Вешкин медику, – вынимай чип у Икса и ставь Блюмбергштейну.

– Но чип же не для человека!

– А он у нас только почти человек! Рискованно, но, по-моему, заживать будет как на собаке.

«Ну, ты и сука», – подумал Адам, но кивнул: мол, валяй.

Через двадцать минут Блюмбергштейн оживился, начал шутить:

– У вас случаем не завалялось бифштекса с кровью? Жрать охота, как волку! Икс тоже не откажется.

– Ему покой нужен, а там и помощь прилетит. С новыми чипами для псов и людей.

– А если мой спаситель погибнет? Не по-людски получится…

– Не ссы, мой лохматый друг! Если будет край, то я Иксу свой отдам. Но тогда уж, суки, попробуйте меня не спасти!

Пёс Икс в ожидании часа Х
Пёс Икс в ожидании часа Х