Ловцы желаний

Заветные скалы детства
Заветные скалы детства

Шибздик ковырялся в чахлом огороде, когда во двор влетел рассудительный Гнус и просипел:

- Харе огурцы жрать! Звёзды пошли, ваш с Пуком черёд ловить желание!

Без разговоров Шибздик кинулся вслед за Гнусом. Опаздывать было нельзя. Хитрый Пук, по записи в метрике - Христофор Пукащенко, долго ждать конкурента не станет. Он других правил. Хитрожопый - нет сил. Да природа на нём не отдыхала, как на Шибздике. По дворовой байке, младенец Христо ещё в полтора года одним пуком разнёс крынку из-под молока.

Когда Гнус и Шибздик прибежали на заветную скалу, там собралась вся команда. Хитрый Пук энергично разминался, возвышаясь над всеми. Шибздик скинул штаны, метнулся за припрятанным булыжником. Без тяжелого камня у него не было шанса на быстрое погружение. Это амбал Хитрый Пук пойдёт на дно, как якорь линкора, и на глубине переиграть его практически невозможно. Во что бы то ни стало Шибздику следует быть первым у самого дна, первым схватить яркую шестиконечную звезду, первым загадать желание. Иначе всё окажется в толстых лапах Хитрого Пука. И он такого поназагадывает! Размахивая широкими, как лопата, потными ладонями, Хитрый Пук, смачно отплёвываясь, планировал:

- Эту… яхту! Королевскую… И жену-порноактрису… Потом ещё виллу в этой… Ещё…

Поток желаний у Хитрого Пука не иссякал, как струя у вечно писающего мальчика. Гнус на правах помощника отогнал всех от края скалы.

- В сторону! А то ныряльщикам дышать нечем. Шибздик, хватит спать! Камень тяжелый?

- Ага, как бы не потонуть!

- Ну, вон звезда желания! Блестит! Ныряйте, черти!

Хитрый Пук и Шибздик прыгнули в прозрачную воду. Пошли на дно конкуренты дружно. Но через мгновение-другое Шибздик отстал. Его соперник шёл к цели торпедой.

На скале Гнус яростно болел за друга. Переживал. «Эх, загадает глупости, как Хитрый Пук. Яхты всякие да баб. А надо баркас! Чтоб улов, как у бати, всегда был... Чтобы потом гулять от пуза… Эх, забудет… Чудила». Гнус тут же сплюнул. Чтоб не сглазить.

И вовремя он плюнул. До сверкающей звезды уже и рукой подать. Хитрый Пук приготовился её схватить, растопырил толстые пальцы. Цапнет и – всплывать. Воздуха на большее не хватит. От обиды Шибздик откинул булыжник. Получилось удачно. Камень ударил Хитрого Пука по яйцам. От неожиданной атаки он чуть не глотнул воды, заволновался, в панике стал лихорадочно всплывать.

Шибздик, словно в бреду, рванул к звезде, ухватил за скользкий луч. «Главное - не уронить! Главное – загадать». У него получилось. Шестиконечная морская звезда светилась в руке. Пальцы сводило от напряжения. Шибздик зажмурился. Запас воздуха был на пределе. Ещё чуть и он потеряет сознание. И утонет. Не загадав заветного желания. Мысли путались. В затуманенный мозг настойчиво вплывали медузы-картинки: отец, уходящий в море, где сгинул без вести, пьяная мама в слезах, горы рыбы на городском рынке, чахлые огурцы, сочные арбузы… Шибздик вдруг открыл глаза, увидел синюю вспышку, вновь зажмурился, в ладонь ударило током, будто он схватил за хвост ската. «Вот придурок! Таки просрал желание. Обидно. Стыдно умирать засранцем». Тут Шибздика мощно накрыл белый шум…

… В ноздри пряно пахнуло морем, во рту чуть горчил прелый огурец. «Желание исполнилось, не утонул?» - Шибздик безвольно присел на грядку. Чуть не расплакался…

- Харе жопой грядки жевать! – в мозг ворвался крик Гнуса. – Наши вернулись. Вернулись! Айда встречать! Сегодня гуляем по-морскому!

Жизнь с чистого листа
Жизнь с чистого листа