Валерий Сагин

Янтарный перст (рассказ)

Янтарный перст (рассказ)
Фото: https://images.interactives.dk/istock

Макар Свинцов, полупрофессиональный альпинист, даже малых звёзд с большого неба никогда не хватал, однако жило в нём такое нечеловеческое упорство – вот только стой и держись, если, конечно, есть за что.

Вот и сегодня Макар вскарабкался на Янтарный перст. И минут двадцать, пытаясь отдышаться, тихо лежал сей любитель сложных восхождений на завоёванной вершине. Когда настырный скалолаз всё же пришел в себя, то смог учуять тонкий дым скромного костерка. Приподняв голову, Макар чуть было ясным очам своим не поверил: невероятно, но у него под боком нахально колыхался бойкий огонь.

«Наверное, кто-то спустился на Перст лёгким путем: целой командой и сверху», – досадливо предположил Свинцов. Эта несправедливость, лишавшая его наслаждения победой, мигом подняла Макара на ноги и заставила незамедлительно двинуться к неожиданному костру. Амбициозный скалолаз сильно удивился, когда застал у огня неказистого мужичка. Других людей рядом не было.

«Да быть такого ни разу не может, – гневливо возмутился Свинцов. – И как этот замухрышка сюда попал»?

– Привет! Привет всей честной компании! – как можно небрежнее бросил Макар Свинцов.

– И вам, человек хороший, привет! Только компании никакой пока нет, надеюсь, вы мне её составите…

– Да фигня вопрос! У меня, кстати, отличный коньяк имеется.

– О, разумеется, дело святое, - охотно поддержал разговор случайный покоритель Янтарного перста. – Я не представился. Гелий. Гелий Вязов.

– Макар, – назвался и Свинцов. – Что, отпразднуем удачное восхождение?

– Естественно, как же иначе. Вот только у меня нет ни одного стакана. Нынче я возносился налегке…

– Разве это проблема! Да моя походная фляжка в сто раз лучше и стакана, и бокала! К слову, всё-таки странно получается, что сюда, на труднодоступный уступ, человек поднялся без необходимого снаряжения? Ведь у вас не только стаканов нет? Я вообще не вижу никакого снаряжения. Ни троса, ни даже альпенштока. И помощников, умелой команды, кстати, тоже.

– Скажу прямо, мне вообще никто никогда и не требуется в помощь, – спокойно-преспокойно ответствовал Гелий Вязов, - всегда только сам поднимаюсь на достойные вершины…

– Себя за шевелюру тянете? Как знаменитый Мюнхгаузен, самый честный путешественник на свете, однажды спасался из глубокого болота? Ещё, говорят, вместе с капризной лошадью, – ехидно хмыкнул Макар.

– Похоже на то... Замечательный фантазер Мюнхгаузен тогда, в давние времена, наверное, подобной же способностью был наделён, что и моя скромная персона сегодня…

– Да вы точно гоните, Гелик фон Вязофф! Чем вот конкретно докажете? – манерно выпалил горделивый скалолаз.

– Тот факт, что моё бренное тело здесь, на уступе, не очевидное доказательство для вас, мистер Недоверчивость? Не прилетел же я на спасательном вертолете с целой командой из геройского МЧС?

– Но вот это как раз и может быть! Вполне! А сейчас, наверное, втираете ловко мне, легковерному дурачку: летаю, мол, самостоятельно, будто цеппелин на солнечных батареях. Для убедительности даже подходящее имя себе придумали!

– Дарование, имя у меня от самого рождения. В отрочестве и не представлял, что подобное может быть. Однако тренировался упорно, набил болезненных шишек немало. Но главное, как я понял, надо поверить в эти, фантастические, на первый взгляд, способности.

– Тогда, любезный друг, пойдёмте! – насмешливо бросил Макар Свинцов.

На самом краю опасного уступа альпинист-самоучка быстро закрепил припасенную на всякий пожарный страховку. Гелий с интересом наблюдал за нехитрыми приготовлениями нового знакомца.

Когда Вязов на миг отвернулся, Свинцов шустро обхватил его за талию, и уже через мгновение-другое они полетели с края Янтарного перста.

– Вот же чёрт! Совсем с ума сошли, Макар неверующий! – испуганно ругнулся воспитанный Гелий.

– Банальная проверочка! Ничего личного. Покажите мне высший класс! Взлетайте, немедленно взлетайте! А то вот грохнемся. Будет больно! Больнее ваших детских шишек…

– Не могу я нормально парить с нештатным балластом. Вы же мне совершено не верите! Вот нисколечко!

– Что за гадание на ромашке? Тут веришь, здесь не веришь. Какая к чертям разница? Ну и летите с богом, славный барон фон Вязофф! Иначе моя бедная страховочка, как дряхлый Боливар, нас может и не вынести…

– Договорились! Срочно меня освободите от ваших цепких объятий! Пускай нас тут и сейчас рассудит справедливое небо. Обоим нам, думается, погибать сейчас незачем. Согласны?

Кивнув, Макар Свинцов охотно разжал уставшие руки. Покорители Янтарного перста быстро падали, как и прежде. Красиво, синхронно. Словно в кино.

«У меня-то хоть страховка имеется», – коварно и бесстыдно подумал Макар. Однако прямо в этот миг Гелий Вязов неожиданно завис в тёплом, чуть мутном, воздухе. Затем он начал медленно, неохотно, словно через силу, подниматься обратно к уступу, который уже утонул в лёгком тумане.

– Какая-то бесовщина, – лениво возмутился Свинцов, и тут его резко встряхнуло. Однако Макар, всё же опытный скалолаз, хоть и полупрофессиональный, предполагал такой критический поворот событий: он моментально сгруппировался...

… Гелий Вязов затушил костер на Янтарном персте. Собрал нехитрое снаряжение Макара Свинцова и осторожно спустился в глубокую расщелину. На влажных камнях печально валялись, точнее, покоились, буро-красные ошметки крайне самоуверенного покорителя диких вершин, который отчаянно не верил в обыкновенное чудо левитации.