Анастасия Кириченко
Начинающий художник, настольный игроман и жуткий любитель природы

Новый спор о патентах на культивируемые сорта растений и животных в Европе

Разрешено ли компаниям запатентовать то, что уже существует в природе? Европейская патентная организация как раз занимается этим вопросом.

Новый спор о патентах на культивируемые сорта растений и животных в Европе
Гигантская тыква сорта "Атлантик-гигант" © HOLGER HOLLEMANN/DPA

В аграрном секторе у человечества давно замечена тяга к гигантомании. Большие фрукты и овощи, мясные породы животных и постоянная интенсификация производства становятся результатом этой гонки за достаточное количество продуктов питания. Постоянно проводятся селекционные работы, направленные на выведение особенно урожайных и выгодных видов растений и животных. И каждая работа патентуется. Спор о том, почему корпорациям здесь разрешено строить монополии, не утихает много лет. Речь идет о власти и рынках.

Дыни, помидоры, лук, салат и огурцы — могут ли фрукты и овощи быть изобретением? Да, в течение многих лет Европейское патентное ведомство (ЕПВ) выдавало патенты на обычные растения.

Казалось, что для небольших фермеров все кончено. Но теперь дебаты начинаются снова. На своем очередном заседании в Мюнхене, совет Европейской патентной организации (EПO) проводил заседание на эту тему. В это же время перед зданием ведомства недовольные граждане провели демонстрацию.

Почему тема снова на обсуждении?

После все более конструктивной критики патентной практики, в особенности в Берлине и Брюсселе, в 2017 году совет директоров из 38 государств-членов постановил, что растения, выращенные исключительно с использованием традиционных методов, таких как скрещивание и селекция, больше не получают патентную защиту. Это было важным этапом.

Противники патентов называли это настоящим прорывом. Далее, в ноябре 2018 года, был аннулирован патент на брокколи. Но музыка играла недолго, и уже в декабре коллегия по апелляции ЕПВ выступила против решения совета директоров: оно не соответствовало закону. Поэтому к обсуждениям пришлось вернуться снова.

В чем проблема?

© PHARM COMMUNITY
© PHARM COMMUNITY

Патентный закон может быть изменен только всеми государствами-членами Евросоюза вместе. Если решение принимает только совет директоров, апелляционный совет может аннулировать его. Как следствие, даже если политики и совет директоров этого и не хотят, им снова придется выдавать такие патенты.

В том, что патенты вернулись в традиционный аграрный сектор, нет ничего удивительного. Как отмечают противники такого патентного права, ЕПО также имеет экономический интерес: оно финансируется пошлинами.

Почему противники борются с патентами на разведение?

По их мнению, речь идет о рыночной власти и монополиях — и, следовательно, об ограниченных возможностях мелких фермеров и заводчиков. Кристоф Тен (Christoph Then) из Bündnis Keine Patente auf Saatgut говорит:

Все больше и больше проблем для традиционных селекционеров создают патенты, препятствующие или блокирующие доступ к биоразнообразию, в котором они нуждаются для новой селекции. Это случается потому, что нельзя использовать запатентованные растения и сельскохозяйственных животных, или можно, но только за деньги. Из этого, прежде всего, извлекают выгоду крупные корпорации.

По его мнению, фермеры и потребители также становятся все более и более зависимыми от корпораций. Такие патенты действуют в ущерб обществу.

Запатентованные новинки есть во всех областях деятельности человека, включая растениеводство или животноводство. Да, Конвенция о выдаче европейских патентов и Директива по органическим патентам запрещают получение патентов на традиционные методы разведения. Тем не менее, в течение длительного времени, ЕПВ считало полученные растения патентоспособными, если они удовлетворяли такому критерию, как новизна.

© Smithsonian Magazine
© Smithsonian Magazine

И сколько патентов используется на фермах? Согласно ЕПО, существует около 80 патентов на обычные растения или продукты из них. Противники патентов говорят о 200 патентах, поскольку они включают в себя и растения, выращенные с использованием химических методов.

А как насчет патентов на разводимых животных?

Традиционно выведенные животные практически никогда не патентовались. На животных зарегистрировано гораздо меньше патентов, чем на растения. Представитель ЕПО Райнер Остервальдер говорит:

Никто не кладет запатентованный шницель на свою тарелку.

А вот генетически модифицированные растения и животные могут и должны быть запатентованы. Даже редактирование генома с CRISPR/Cas9 является поводом для получения патента. Европейский Суд в прошлом году постановил, что этот метод классифицируется как генная инженерия.

Что это означает для потребителей?

Патентные войны между крупными компаниями и небольшими фермерами, наверное, никогда не прекратятся. Каждый из них хочет получить свою выгоду, или, в случае с фермерами, возможность свободно заниматься селекцией. Но как это касается простых потребителей?

Напрямую, никак. Но в конечном итоге это влияет на стоимость продукции, ее ассортимент на рынке. Это тормозит прогресс. Иными словами, от слишком жестких регламентов патентного права будет в той или иной степени страдать каждый из нас.

По материалам Der Tagesspiegel