Анастасия Кириченко
Начинающий художник, настольный игроман и жуткий любитель природы

Почему будущее — это выбор между двумя социализмами

Вот забавное наблюдение. Коммунистический советский стиль всегда характеризовался хроническим, предсказуемым дефицитом. Особенно для предметов роскоши.

В очередях за джинсами, свитерами, магнитофонами и телевизорами, которые тянулись вдоль целых кварталов, всегда оставались люди, которым не хватало товаров. В то время как жители запада просто сворачивали в магазин на своем грузовике и покупали столько товара, сколько нужно.

Но теперь капитализм рушится странно подобным образом. Он характеризуется хроническим, постоянным дефицитом, но только противоположных вещей. Не роскоши, а жизненно важных потребностей. Медицина, больницы, образование, хорошие школы, доход, приличные СМИ, недвижимость, рабочие места.

Даже питьевая вода и приличная еда. В Америке, например, нет никакой гарантии, что вы сможете получить эти необходимые вещи, потому что они всегда в дефиците.

© vistanews
© vistanews

Фактически, жизнь, кажется, спроектирована именно так, чтобы некоторые люди всегда испытывали дефицит в чем-либо. Как иронично, что два таких противоположных строя так зеркально похожи друг на друга. Почему? И что это значит?

В этой статье, которую Умайр Хак, автор книги "Новый капиталистический манифест: создание разрушительно совершенного бизнеса" (The New Capitalist Manifesto: Building a Disruptively Better Business), опубликовал в своем блоге на Medium, разбирается в этой понятиях, исследует причинно-следственный связи и делится наблюдениями с читателями.

Умайр Хак © Havas Media Group
Умайр Хак © Havas Media Group

По его мнению, выходит, что будущее — это выбор между двумя социализмами. Один из них — хороший, а второй — плохой. А все потому, что капитализм оказался ничем иным как разрушительным провалом. Это единственный (или самый высокий) организационный принцип общества — вот что можно наблюдать в обществе последние 30 лет.

Средний и рабочий классы находятся на грани. Все потому что капитализм делает вещи искусственно дефицитными, так чтобы режим мог максимизировать прибыль.

Какие же это вещи? Здравоохранение. Доступное образование. Ипотека для среднестатистического человека может растянуться на всю жизнь. Достойные рабочие места. Когда инсулин стоит тысячи, хотя мы все знаем, что он может и должен стоить гроши — это и есть искусственный дефицит. От этого страдают молодые семьи и средний класс, именно на них и нацелен этот фактор.

И все же это жизнь, в которой живет большинство людей, практически каждый из нас — все искусственно, хотя этих "благ" и не очень мало. Общества выбрасывают тонны еды. Недавно построенные дома пустуют. В это время молодые люди живут со своими родителями.

© Новости Беларуси
© Новости Беларуси

Миллионеры арендуют и строят космические ракеты, а молодые диабетики умирают без инсулина. Общество может легко позволить себе это, но в условиях неолиберального капитализма запрещено допускать достойную жизнь для всех, потому что тогда прибыль перестанет расти, экономика может попросту "остановиться".

Держать общество на краю лезвия бритвы искусственного дефицита — единственный способ, который теперь позволяет капитализму увеличивать собственную прибыль.

Следовательно, для огромных масс людей среднего и рабочего класса их жизни стали во многих отношениях хуже, чем несколько десятилетий назад. Если вы, конечно, не считаете, что массированное и распространенное СМИ заменяет стабильную работу, сбережения, доступную ипотеку, здравоохранение, которое вы можете себе позволить, и стабильность, на которую вы можете положиться.

Богатые стали астрономически богатыми — но жизнь ниже отметки сверхбогатого — это нечто среднее между неустойчивым и имплозивным, и это потому, что искусственная нехватка держит основы достойной жизни вне досягаемости. Бесконечно. Это не ошибка имплозивным это особенность хищнического капитализма. И поэтому будущее — это выбор между двумя видами социализма.

Если в полной мере осознать то, что написано выше, то вы также увидите, что капитализм, по крайней мере, в его нынешнем воплощении, что-то вроде монополистического, финансового мега-строя, который потерпел неудачу именно потому, что он делает крошечное количество людей сверхбогатыми за счет искусственного дефицита. Причем для среднего и рабочего класса, этот инструмент одновременно является и поощрением, и наказанием.

Такая экономика "растет" за счет увеличения прибыли, но только за счет максимизации искусственной нехватки таких необходимых вещей, как инсулин, больницы и приличные рабочие места. Это делает жизнь невыносимой. Хотя эта сделка, безусловно, работает для элит и богатых, она разрушительна для общества в целом, потому что никто из разумных не согласится долго жить в таких условиях — цивилизованное общество получает взамен фашистов, авторитаристов и экстремистов.

Таким образом, капитализм, каким мы его практикуем, заканчивается имплозивным застоем. Искусственные дефициты, хронические, постоянные недостатки всех благ и основ достойной жизни.

И поэтому социализм — это будущее. Но не все социализмы созданы равными. Подумайте о противоположных полюсах спектра. С одной стороны, лежит социальная демократия. С другой - национал-социализм. Какое из них мы хотим? Что хорошо, и почему?

Начнем с национал-социализма. Что это на самом деле? Это просто очень избирательный социализм. Он доступен только тем, кто покажется власти достойным пожинать плоды трудов общества.

Подумайте о "хорошем немце". Он будет очень наглядным примером национального социализма. Ему была обеспечена стабильная работа, регулярный доход, сбережения, дом, здравоохранение, безопасность, способность заботиться о семье и детях. Но была цена, которую нужно за это заплатить. Возможно, он занимался составлением законов, чтобы забирать дома у евреев. К кому шли эти дома?

Ну, конечно, к лояльным членам партии. Возможно, он был офицером Гестапо, ссылавшим евреев и плодившим массовые межрасовые репрессии. Он был вознагражден деньгами, чтобы купить вещи, дом, здравоохранение и, в конце концов, достойную жизнь. Но только все это он должен предварительно забрать у других людей. Вы видите зеркальное отражение, множество сходств, которые и являются проблемой?

© Военный Альбом
© Военный Альбом

Это "хороший немец" играл в игру с нулевой суммой. В конце концов, у него может быть достойная жизнь, но только если он заберет чью-то другую. "Работа", которую делал "хороший немецкий солдат", в действительности представляла собой репрессию. Порабощение евреев, гомосексуалистов и иммигрантов. Уничтожение равенства, свободы и демократии. Извращение верховенства закона и использование его в качестве оружия для захвата вещей людей, денег и сбережений, имущества и домов, которые тогда бы и принадлежали "хорошему немцу".

Это национальный социализм: одна нация решает взять все, что принадлежит обществу, и распространять его среди своих рядов. Возможно, это ответ на вопрос о том, почему "хороший немецкий солдат" закрыл глаза на происходящее. Стоимость получения хорошей жизни заключалась в том, что он сам делал эту работу, забирая основы благополучия у другого слабого человека прямо на глазах партии.

Общество может решить вопрос с нехваткой основных товаров только несколькими способами. Во-первых, можно лишить некоторых своих людей имущества, а затем отдавать эти вещи, эту медицину, эти деньги, эти дома другим. Но как выбрать, кто будет лишен и кто будет владеть?

Следовательно, национал-социализм структурирован в соответствии с расовым превосходством, но коренным образом решать проблему застоя, отнимая у богатых и раздавая бедным не получится, хотя и возникает иллюзорный вид "роста", чувство стабильности, цели, смысла, принадлежности и процветания.

Но цена заключается в том, что такое общество никогда не будет свободным, демократическим, равным или справедливым. Национал-социализм требует, чтобы люди выполняли работу по приказу — это и есть его цена.

Разве мы уже сейчас не видим, как это происходит в Америке? Каковы все эти странные новые правительственные учреждения, единственная работа которых заключается в том, чтобы подавлять, подчинять и наносить вред тем, кто "неугоден", кто не принадлежит, кто не входит в правильное племя? Они эффективные программы социального обеспечения для правительственной касты, не так ли?

Все эти способы, как в нацисткой Германии, хороши только для правящей верхушки. Они-то и получают все благи цивилизации: сбережения, уютный, большой дом, хорошую медицину и высокий доход. Взамен этого они должны оказывать правительству определенные "услуги": отнимать эти ресурсы у низшего класса. Только тогда партия вознаградит вас всем, что вам нужно, чтобы жить достойной жизнью. Это тоже очень реальный вид социализма.

Само собой разумеется, что национал-социализм — это очень плохой выбор. Тот, который мы не должны допустить в современном обществе. Потому, что это саморазрушительно. Он "решает" проблему застоя глупым и губительным образом. Когда мы отнимаем что-то у кого-то, чтобы присвоить или раздать, мы начали порочный круг, который должен, просто должен закончиться войной, геноцидом и нашей собственной уверенностью в гибели. Именно поэтому такой строй не может существовать во всем мире.

Погодите, есть же еще социал-демократия. В чем же разница? Если в двух словах, во всем. Фундаментальный способ решения проблемы дефицита различен. Не забирая деньги, рабочие места, дома, имущество и сбережения. Такое общество предпочитает вкладывать в себя.

© liverpoolexpress
© liverpoolexpress

Строить больницы, дороги, коммуникации, школы, университеты, лаборатории, студии и дома. Чтобы каждый мог иметь образование, доход, здравоохранение, страхование, дорожные сети. Вы видите разницу?

Национал-социализм действует через экспроприацию — я беру то, что было вашим, это партия, которая вознаграждает самых жестоких и порочных. Но социал-демократия действует как раз наоборот: инвестиции — все мы копим, и наши с трудом заработанные сбережения вкладываем в вещи, которые приносят пользу всем.

Поэтому для социал-демократии "социализм" — это не просто перераспределение вещей. Это способ изменить то, что может быть предметом такого распространения. Это способ расширить основные товары, имеющиеся в обществе, до такой степени, чтобы они стали доступны для всех.

Таким образом, это механизм решения проблемы хищнического капитализма, действующего в соответствии с законом искусственного дефицита как инструмента для увеличения прибыли. Социализм — это способ, посредством которого общество может решить проблему нехватки базовых, фундаментальных ресурсов, таких как здравоохранение, образование, транспорт, средства массовой информации, системы социальной защиты и пенсионные выплаты.

С другой стороны, национал-социализм — это способ решить проблему искусственного дефицита хищнического капитализма, делая невозможным для некоторых людей иметь много вещей вообще. Какие вещи? Ну, обычно, это начинается с рабочих мест. Затем идет это право покупать вещи, ходить в магазины. Иметь недвижимость. Откладывать сбережения. Иметь право жить в определенных районах — и вот железный занавес снова поднимаются.

Но социал-демократия решает проблему, из-за которой капитализм оставляет общество с нехваткой основных товаров гораздо более разумным, цивилизованным и устойчивым способом. Он инвестирует, так что нехватка превращаются в избыток. Больницы, дороги, школы, университеты — их должно быть достаточно много, чтобы каждый иметь доступ по относительно низкой цене.

И "работа" тоже очень отличается. "Хороший немец", будь то адвокат, полицейский или бухгалтер, делал работу по нанесению вреда другим. Но социал-демократ, будь то врач в больнице, профессор университета или строитель, делает работу, которая по праву может считаться общественно-полезной. И таким образом, поскольку она открывает обширные возможности, социальная демократия — это предпочтительный выбор.