Коля Сулима
guerrilla radio

Оруэлл и Хаксли: вам и не снилось

Китайский эксперимент в области социального рейтинга граждан.

©bastiatinstitute.org
©bastiatinstitute.org

Есть в американском праве знаменитое «правило» или «протокол Миранды», его зачитывают при аресте: «Всё, что вы скажете сейчас, может и будет использовано против вас в суде». Я много писал о новой этике цифрового мира, в параноидальных тонах, и сразу скажу, не буду сейчас менять коней. Тем более, что переправа продолжается вот уже десять с лишним лет и это только начало захватывающих событий в истории человечества.

Если экстраполировать правило Миранды на сегодняшние электронные реалии, любой гаджет, что мы берём в руки, используется против нас. Я не буду рассказывать о достоинствах устройств. Как говорил Рик Декард из «Bladerunner»:

Пока репликанты полезны – это не моя проблема.

Дело в их скрытом потенциале как инструментов порабощения.
В декабре 2017 года журнал Wired опубликовал статью журналиста Мары Хвистендаль «Внутри огромного китайского эксперимента социального рейтинга». Статья наделала шороха: журналисты вроде меня, с тревожными расстройствами, и просто беспокойные граждане поделились ею более двадцати тысяч раз.

Попробую кратко: Китай на сегодня – страна победившего мобильного платежа. Популярные приложения AliPay и WeChatPay стали едва ли не главным платёжным средством, ежегодный оборот мобильных платежей в Китае составляет 5,5 триллионов долларов (в США в 2016 – в 50 раз меньше). Китайцы платят смартфоном практически везде, более того, есть розничные сети, где не принимают никаких других платежей, кроме мобильных. Далее. Китай долгое время был страной без системы кредитного рейтинга – американского изобретения, с которым отлично знаком каждый резидент США, европейцев пока меньше коснулось, но это ненадолго. Кредитный рейтинг – способ оценить финансовую надёжность людей по их поведению: вовремя ли платят по счетам, сколько зарабатывают, сколько должны уже и стоит ли им доверить в долг ещё.

В Китае, до последнего времени, не было ни технических, ни физических ресурсов для введения такой системы, особенно если вспомнить, сколько там народу. Но появились смартфоны, и «тут-то мне карта и попёрла», как говорил герой бородатого анекдота. В 2011 году в Китае было уже 356 миллионов пользователей. Как известно, нет шпиона лучше мобильного телефона.

Китай впереди планеты во всём, что касается сомнительных социальных экспериментов, люди там куда лучше приучены быть хомяками, чем на Западе. Идея состоит в том, чтобы расширить методику кредитного рейтинга до рейтинга благонадёжности гражданина: трёхзначное число покажет, что вы за человек с точки зрения государства и абстрактного общественного блага.

Помимо финансового поведения (оплата счетов), оценивается законопослушание (оплата судебных издержек), поведение на дорогах или экзаменах (списывал? не списывал?) и далее, насколько хватит фантазии. Покупка подгузников повышает ваш рейтинг, часы за видеоиграми – понижают.

Китайцы, как люди широких взглядов, пошли ещё дальше и решили учитывать социальный рейтинг ваших друзей. Да-да, вы не ошиблись, выбор друзей тоже будет влиять на заветное трёхзначное число, так что хорошенько подумайте, хотите ли вы по-прежнему иметь в друзьях асоциального Васю с низким рейтингом, пусть вы и кидали вместе с ним патроны в костёр и знаете друг друга с третьего класса.

Высокий рейтинг даёт скидки, низкие проценты по кредитам, обход очередей и другие бонусы. Низкий – лишает человека привычных удобств, словно отбрасывает его назад во времени, а потом превращает в парию, изгнанника, призрака. Журналист Лиу Ху, у которого был непогашенный судебный штраф, не смог из-за этого вылететь за пределы Китая, но это так, для затравки. Такие открываются перспективы, что дух захватывает.

Многие воскликнут: это же Black Mirror, третий сезон, первая серия «Под откос»» И будут правы. Прежде, чем писать серию, сценарист Рашида Джонс наверняка хорошо изучила материал, в совпадения такой точности я не верю. Тем, кто не видел этого эпизода, очень советую, система описана там удивительно точно.

Пока что социальный рейтинг был лишь экспериментом, утверждают китайские власти.

У меня нет ни единого сомнения в том, что он станет реальностью рано или поздно: пошагово, постепенно, не спеша. Сперва в странах авторитарного режима, затем в тех демократических, где государство стремится к большему контролю, не вижу причин, по которым власть упустит такие блестящие возможности надзора и влияния. Если, конечно, граждане не выступят против стройными рядами.

Вернёмся к давней дискуссии о том, чья антиутопия победит – Оруэлла или Хаксли. Напомню, что по Оруэллу мы будем жить в мире тотального контроля из-за ограниченного доступа к информации, по Хаксли - бесконечно веселиться и торчать, никакая информация нам вообще не понадобится.

Ну, а надзор за своей жизнью мы отдали добровольно (каждый может заказать полную копию своей фейсбук-жизни со дня регистрации, посмотреть, сколько о нём знает Цукерберг и охуеть). Кстати, не забывайте о модулях распознавания лиц и голосов, работают только так.
Система принуждения уже готова и ждёт лишь подходящего момента. Смартфон оказался слишком удобным, чтобы от него отказываться, а врождённый человеческий оптимизм убаюкивает, говоря – всё будет хорошо, не переживай. Кому нужны твои сраные фотки и история браузера, верно? Что ж. Пять лет назад я тоже думал - тю, контекстная реклама, большое дело! Никто, однако, не ограничился одной рекламой, как нацисты когда-то не ограничились жёлтыми звёздами на одежде.

И что-то не видно, куда нам отсюда выруливать.