Коля Сулима
guerrilla radio

Память? Что это?

©sokrsokr.net
©sokrsokr.net

«Индивидуальное цифровое бессмертие простого человека невозможно, это иллюзия. Мумии, уворованные из гробниц, хотя бы покупали богатые англичане ... Виртуальные мумии никому не будут нужны – ведь от них нет никакого толку ... Миллиарды терабайт информации обесценят сами себя. То, что доступно всем, чего в преизбытке – ничего не стоит и никому не нужно. Нет, не эра цифрового бессмертия ждёт человечество. Его ждёт эра цифрового забвения», — пишет поэт Дмитрий Мельников.

Эта цитата хорошо объясняет, почему я практически никогда не пересматриваю своих цифровых архивов. Бумажные фото, которые приходилось печатать, которым нужны были альбомы, а альбомы требовали места на полках – эти оказались и интересней и важней, и даже парадоксально легче для доступа. Хотя, казалось, что может быть легче, чем открыть папку в три клика? Простота получения и доступа убивает удовольствие. Принцип «easy come easy go» непобедим.

Теперь о другом феномене:

Мы больше не помним. Память становится рудиментом. Кто из вас может на память назвать номер телефона своего отца, например? Или сестры? Точно не я. Если номера не рифмуются, не повторяются или не создают ритма, я их не запомню никогда. Осталась лишь пара номеров самых близких друзей и то тех, кто не менял номера лет десять. Кто поменял – автоматически вылетел из памяти и потерял ячейку в моей голове.

При этом, я помню номера городских телефонов, когда аппараты ещё не походили на колоду карт. Получить домашний телефон было событием, именно оно делало ценным шесть цифр номера.

Десять лет назад я хранил в голове порядочное количество фактов, с тех пор доступ к информации настолько облегчился, что я перестал тренировать память.

Десять лет назад – вот где лежит временная граница между помню и нет. Где-то в тот период жизни я понял, что запоминать мне больше нет нужды. Я полагаюсь на фейсбук, который подсказывает мне дни рождения, календарь, напоминающий, что делать и когда, на электронный будильник, который терпеливо будит меня пятнадцать раз с шагом в три минуты; это детское потакание слабостям веселит меня самого.

©news.softpedia.com
©news.softpedia.com

Представьте своего папу, который пятнадцать раз, каждые три минуты, подходит к вам утром, и тихо говорит на ушко: «Вставай, милый, пора».

В детстве меня будили куда быстрей и беспощадней и по ходу папа говорил много слов, эффектом похожих на мокрое холодное полотенце.

Если подумать, я стал куда большим лицемером, ведь важных дат я теперь не помню. Довольно двусмысленная вещь: с одной стороны, теперь я поздравляю людей десятками (и вовремя), при этом обманывая их: не будь смартфона или фейсбука, я ни за что не вспомнил бы о днях их рождения. Впрочем, это, скорее, плюс: количество положительного подкрепления в мире от этого растёт.

Для чего же мне сегодня нужна память? Пять минут я потратил, пытаясь найти хоть один убедительный пример, и не смог. Похоже, я попросту разленил свою память, не давая ей особенного труда, освободившееся место заполнилось не полезной информацией, а хламом. Или вообще пустует.

©ashiunxslick
©ashiunxslick

У жителей Макондо из романа Маркеса, которые заболели амнезией, в центре села осталась только одна табличка - «Бог есть», для них важнее всего было помнить именно это. Что напишу на такой табличке я, пока не знаю, как доберусь в эту точку жизни – расскажу.

Вместе с привычкой запоминать умирает и искусство спора. Раньше это было состязанием на глубину памяти и изощрённость эрудиции, сегодня - лишь упражнение на то, кто скорее откроет гугл. Дискуссии остались разве что в философском поле, но среднего человека туда не заманишь, согласитесь. Философия как была вотчиной яйцеголовых умников, так и останется.

Наше доверие технологиям, кажется, перешло границу легкомыслия. Почти все знания, нужные мне ежедневно, хранятся сегодня снаружи, а не внутри моей головы, так что мне постоянно нужны электричество и интернет. Отключите питание – и я потеряю с вами контакт.

©
©

Да что там, отключите электричество и мы все тут, городские жители, умрём в течение пары недель от обезвоживания и инфекций, или попросту перережем друг друга.

Но это другой разговор.


Мне нужны мои когнитивные функции хотя бы в качестве оружия борьбы с вероятным альцгеймером. Технологии дали нам гаджеты, но не дали лекарства от возрастных болезней; если вам, читатель, меньше тридцати, можете закрывать прямо сейчас. Если у вас есть дети, читайте дальше.

Не помню, когда последний раз я играл в шарады, например, не говоря о шахматах. Когда вы последний раз играли в «города» с вашим ребёнком? О важности игры для развития человека я вам даже не буду заливать, вы это не хуже моего знаете. Вот вам, например, ссылка на словесные игры от «Арзамаса».

Лень, кажется, превращает нас в слизней, при том, что мозг нуждается в тренировке не меньше, чем бицепс.

Дяди и тёти, торгующие в электричках сборниками сканвордов, начинают походить на спасителей человечества, как это ни смешно.