Коля Сулима
guerrilla radio

Работник будущего: швец, жнец и на дуде игрец

nadia.look
nadia.look

В России обсуждают пенсионный апокалипсис, а я опять раздумываю о будущем.

Который год пишут об искусственном интеллекте, который умеет всё больше и оставляет людям всё меньше шансов в будущем устроиться на обычную работу.

Раньше, я читал об этом легкомысленно, в духе «сегодня они пришли за таксистами, а я колумнист». Сегодня проклятый AI практически пожрал дальнобойщиков, работников сборочных цехов, колл-центров, банковских клерков. Приготовиться графическим дизайнерам, программистам, юристам. Вообще, список «приготовиться» растёт, как опара в тёплом углу. Круг сужается.

Пенсионное обеспечение давным-давно превратилось в единорога или белый шоколад, как в анекдоте. То есть, в мифы и легенды. Медицина, наоборот, так прогрессирует, что обещает прибавить каждому лет по пять, минимум. Тут вам и 3D-печать, и новые медикаменты, генная инженерия и стволовые клетки. Куда ни кинь, пишут о том, что средняя продолжительность жизни на постсоветском пространстве (для мужчин) - примерно шестьдесят пять лет.

freelance.today
freelance.today

Моему поколению мужчин не стоит слишком беспоко-иться ни о финансовых перспективах, ни о трудо-устройстве. То есть, вероят-нее всего, наша безработица будет ужасной, но недолгой. Женщины! Вот кто живёт на десять лет больше мужчин и кому надо всерьёз заду-маться, на что они будут жить после наших похорон.

Десятки журналистов рассуждают о парадигме пожизненного обучения. Вот, говорят они, новый путь самурая. Не буду о том, как это похоже на фразу «пожизненное заключение», просто пусть кто-нибудь объяснит мне, как это будет на практике.

Теоретически: предположим, мне шестьдесят лет, из которых я сорок потратил на бухучёт, и вот меня сокращают. Переучивайся, говорят мне. А на кого? На садовника? Маникюрщика? Медбрата? А если мне не нравится менять подгузники и стричь собак? Из меня выйдет всего лишь хуёвый собачий парикмахер. Весь мой житейский опыт говорит, что для работы мало одной денежной мотивации, нужна ещё духовная и она критична.

Скажем, мой папа. Ему шестьдесят семь, его пенсия двести долларов, он работает и будет, пока хоть кто-то нанимает. Технически, он человек послевоенного поколения, но уже подаёт пример будущей парадигмы «каждый сам за себя» в отсутствие любых гарантий – государственных или корпоративных.

В моём будущем, однако, не будет ни менеджеров по продажам, ни маркетологов – никакой синекуры и тёплых мест.
travel pro magazine
travel pro magazine

Постсоветская техническая отсталость даёт нам пока некоторый буфер и без работы мы останемся позже стран первого мира. Сторожа, вахтёры, бессмысленные паразиты из ЧОП – всё это формы государственного спонсорства, но и им рано или поздно придёт конец.

Мне попался видеоролик «МакКинзи», где рассказывали о главных качествах успешных профессионалов будущего. Они включили туда «эмпатию», «социальную коммуникацию», «креативное мышление» и «способности к обобщению». Не было там привычных мне «усидчивости», «внимания к деталям» или «способности быстро стать частью команды». Я понимаю, почему – невозможность конкурировать в усидчивости и внимании с искусственным интеллектом, бессмысленно. Завтрашние работники должны быть всё более контактными, человечными и терпимыми, вот что от нас потребуется. Не самые хорошие новости для мизантропов или интровертов.

Я читал колонки о профессиях будущего – сити-фермер, игропедагог, проектировщик нейроинтерфейсов, архитектор трансмедийных продуктов – и чувствовал себя датским профессором из фильма «Осенний марафон». Помните, как он говорил: «Андрей, там было много новых слов»? Я определённо достиг здесь пределов своей компетенции и решил подумать об этом завтра, как Скарлетт О’Хара.

Слово «фриланс» еще несколько лет назад вызывало недоуменную реакцию. Так же когда-то реагировали на слово «хипстер», пока не набило оскомину. Но фриланс пришёл, чтобы остаться, и знаете, почему? Потому что он настолько выгоден бизнесу, что дух захватывает: люди приходят ниоткуда, делают работу и уходят в никуда, о них не нужно больше заботиться, не приходится обеспечивать социальную защиту и медицинское обслуживание. Слишком хорошо, чтобы этим не воспользоваться.

pixers.it
pixers.it

«На каждый рубль зарплаты я добавляю сорок копеек фсзн и пенсионного фонда!» – кричал один из моих боссов, и я, сопливый экономист, хорошо запомнил гневную краску у него в лице. Теперь он, наверное, спит куда лучше и экономит свои сорок копеек.


Понятие «фриланс» выйдет из оборота за ненадобностью, ведь фрилансером будет каждый. Медиа называют эту модель дивным эвфемизмом «удалённые варианты организации труда».

Что ж, дорогие завтрашние фрилансеры, ништяки вроде свободы перемещения и гибкого графика требуют ответственности за ваше будущее здоровье, физическое и финансовое. Если с первым всё более или менее понятно, то с деньгами не всё так прозрачно.

В отличие от стран первого мира, постсоветское пространство беднеет и будет беднеть дальше. Причины вы знаете не хуже моего, зарабатывать будет всё сложней. Далее, даже заработав, граждане не имеют способов инвестировать свои деньги куда-либо, кроме квартир, автомобилей и каких-нибудь предметов роскоши. Частный инвестиционный рынок здесь умер давным-давно, вместе с торговыми палатками. Но не будем забывать о криптовалютах, которые как раз обещают нам изменить этот статус-кво, возможно, инвестиционный рынок вырастет именно здесь.

erizos.mx
erizos.mx

Есть и плюсы: Нассим Талеб, в книге «Антихрупкость», утверждает, что работник будущего будет куда лучше готов к изменению обстановки, чем привычный нам наёмный труженик. У первого куда больше неопределённых факторов, требующих выработки самодисциплины, гибкости и готовности к изменениям.

А это очень полезные черты характера. Мой пятилетний опыт это подтверждает: я давно не испытываю прежних приступов паники, знакомых по первым годам работы вне системы, если вдруг менялись правила и сроки оплат, размеры гонорара или комиссионных, или случались другие неожиданности.

Никому не пожелаю пройти по этому коридору на выход из найма – впереди неизвестность, у тебя тремор, булимия и бессонница. Но выбора будет всё меньше, если мне не изменяет чутьё.

Здоровье, финансовая и социальная защита профессионалов будущего – дело рук самих профессионалов. Добавлю, что работнику удалённого труда неизбежно придётся объединяться для защиты своих интересов, как когда-то сделали люди индустриальной эпохи. Задача не выглядит лёгкой, тем более, что корпорации (американские, например) практически уничтожили профсоюзы, и опыт разрушения у них огромный. С другой стороны, более гибкий и образованный профессионал будущего, вооружённый интернетом, имеет лучшие шансы создавать общественные структуры. Да и вообще, надоела ситуация «хорошо организованные кровопийцы против депрессивных одиноких жертв».

В общем, эта колонка о том, что мы, как никогда в истории, кузнецы собственного счастья. Инструкторы по фитнесу, инвестиционные банкиры, специалисты по трудовому праву в дополнение к основной профессии.