Коля Сулима
guerrilla radio

Счастлив по щучьему веленью

Rachel Sarnie
Rachel Sarnie

Мы просто хотим таблетку, чтобы проглотить её - и сразу перестало болеть. Народные сказки едва ли не самые наши любимые, помните? Там разные виды пилюль: пещера с кладом, волшебные умения, чудесные звери и рыбы, прекрасные и премудрые женщины, а некрасивых не треба, нам на них ещё жениться. Главное, что проблемы решаются тотчас же, самый край – на завтра, потому что у героя вечно дедлайн. То его царь-придурок казнит, то родные пилят за безденежье и лень, то враги напали, а он тридцать лет с печи не слазил. Идея сказочного выхода из положения намертво заколочена в наши головы.

stephen paddock, by review journal
stephen paddock, by review journal

Гуру, коуч, ментор, эдвайзер, тьютор. Попадался мне даже гибридный «коуч-тренер», двуглавый сиамский урод. Откуда они посыпались? А это ответ на общественный запрос.

Люди ищут, на что опереться в густое безвременье, где мы теперь живём. Они не видят будущего, не чувствуют его и не опишут своей жизни через год, если спросишь.

Будет работа или нет, на какие шиши я буду жить и даже в какой стране, ничего из этого не ясно. Состояние «а что будет завтра?» человеку вредит и точит его, как короед.

Коуч-тренер тут как тут: слышит зов общества, настораживает свои ощущала и летит туда, где его ждут. Конечно, плодится, как бешеный, потому что спрос постоянно превышает предложение.

james holmes, by medical express
james holmes, by medical express

Люди без будущего хотят, чтобы им сказали, как жить, чтоб не пропасть, чему выучиться и как устроить своё время, чтобы подготовиться на случай беды.

Это чувство близкого несчастья нам словно родное, родители говорили, бабки с дедками, и после странных пятнадцати лет относительно сытой жизни мы возвращаемся в привычное состояние. Кроме коучей и наставников, хорошо ещё вступить в какое-нибудь движение, чтобы рядом было плечо товарища. НСДАП, кстати, отлично этим пользовалась, ну и церковь всегда недалеко, конечно. Нынешний ренессанс православия, уплотнительная застройка церквями и крестовые ходы во славу оружия, именно из безвременья и растёт.

Есть и другой сияющий путь к счастью: ретриты, випассаны, духовные интенсивы. Диджитал детокс, эмоушнал каншеснесс.

Спасибо, конечно, что люди это делают, а не сразу винят инопланетян, американцев или евреев, как остальные девяносто пять процентов. Значит, хотя бы десятая часть что-то читала и понимает, что начинать нужно с себя. И потом этим они помогают экономике какой-нибудь страны.

Dylann Storm Roof by Usa today
Dylann Storm Roof by Usa today

Так что, если человек едет дауншифтить в Таиланд или Непал, это похвально. Он думает, что там за четыре недели преобразится, духовно возродится и станет другим.

Там многие сразу открывают для себя дешёвые наркотики и помаленьку травят вниз по социальной лестнице, дорога эта длинная. Кто-то возвращается и пишет длинные телеги о том, как увидел жизнь в другом свете – я такого богато читал, духовные лишенцы из стран первого мира обожают эти опыты.

Посидит Эмили полгода без горячей воды, подтираясь лопухом, вокруг голодные оборванцы, одни штаны на пять лет, и прежняя жизнь на Манхеттене кажется ей пустой и циничной.

Нас-то холодным сортиром не взять, мы у бабки жили на селе и в пионерском лагере зону топтали.

Главная беда такого способа в том, что это просто побег от реальности, отпуск. Человек вовсе не собирается провести остаток жизни в Катманду, он просто верит, что пара месяцев в грязи и холоде изменят его жизнь навсегда, ему перестанет быть страшно, больно и тревожно. Ошибка.

Успех «историй духовного перерождения» в том, что мы не знаем, что было дальше. Человек – не муха в янтаре, он живёт дальше: вернулся на Манхеттен, бросил говорить «намасте», нашёл горячую воду и «Хоул Фудз», друзей и семью, и ему опять нужны деньги. Сколько из тех, кто вернулся, в самом деле переставили свою жизнь с ног на голову? Личный опыт, а у меня есть такой, даёт примерно доли процента. Это я сейчас не об относительно здоровых, кому просто слегка прискучило, а про родных моих невротически травмированных.

Наша дорога длинна и извилиста, можете мне поверить.

Волшебников нам подавай. Меня однажды спросили - «что ему сказать, чтобы он стал как раньше?». Словно человека можно сделать прежним, удобным и привычным одной фразой, главное слова нужные подобрать – этакий, смертельный удар пятью пальцами из «Убить Билла».

О таком мечтает другая часть соплеменников, эти никогда на себя даже не глянут, слишком страшно помыслить, что они сами могут быть виноваты. Будут без устали искать свои «половинки», наделают детей по дороге, навяжут узлов из чужих жизней и умрут, упорно всё отрицая. Главное, держитесь от таких подальше.

Я кричал и буду кричать «Психотерапия!», пока у вас из ушей не польётся. Сегодня она доступней и дешевле, чем когда-либо, и отмазок у человека остаётся всё меньше. Это прекрасно, так и должно быть.

elliot rodger, by cnn com
elliot rodger, by cnn com

В наших странах, и вы знаете о каких я, психически здоровых людей нет. НЕТУ. Это первое. Второе: каждый человек должен, а каждый родитель обязан учиться понимать себя, свои реакции, эмоции и отношения с другими.

Если нет, то свой багаж он перевалит детям и невротическая телега покатится дальше. Третье: быстро и с удовольствием бывают только венерические болезни. Если вас много лет калечили, за неделю вам не полегчает. Это не лишает вас ответственности за вашу психику, увы.

Идите и лечитесь, до чесотки надоели психи и колонки «Как я не мыл жопу два месяца, выкинул нахер телефон и изменил свою жизнь навсегда».