Пастор церкви, религиовед, ведущий телеграм-канала "Экзистенция".

Удивительная история

Удивительная история
Племя людоедов

Самая удивительная история в моей подборке касается группы людей, которые узнали свой родной язык не на чужбине, а у себя дома; иностранцем в этом случае был говорящий. Это произошло в центре Африки в 1922 году.

В этом году преподобный X. Б. Гэрлок и его жена из Томс-Ривер (штат Нью-Джерси) добровольно приняли опасное назначение: они собирались ехать в Африку в качестве миссионеров к паанам, небольшому племени в глубине Либерии. До сих пор никто из миссионеров не работал с паанами. Причина была простая. Пааны были людоеды.

Гэрлоки прибыли в Либерию и расположились лагерем вместе с группой христиан-африканцев, территория племени которых граничила с территорией паанов. Почти сразу же миссис Гэрлок свалилась с приступом малярии. Их скудная аптечка скоро была опустошена, а лихорадка все усиливалась. Гэрлоку с трудом пришлось убеждать туземцев отправиться кратчайшим путем за дополнительной партией лекарств, поскольку путь лежал через территорию паанов. Наконец все-таки Гэрлок убедил вождя, что опасный район можно обогнуть, а что если лекарство не прибудет в скором времени, миссис Гэрлок вполне может умереть. И вот однажды утром на рассвете группа людей покинула лагерь и, полная дурных предчувствий, направилась за медикаментами. Около полудня проводник партии неожиданно появился в дверях глиняной хижины, где лежала миссис Гэрлок. Он задыхался. Тяжело дыша, он выдавил из себя, что произошло. Одного из его людей захватили людоеды. Африканец уверил обоих миссионеров, что если только этого человека не спасут, он будет съеден.

Гэрлок понимал, что это его вина. К счастью, в то самое утро лихорадка его жены начала спадать, как раз в тот час, когда партия ушла за медикаментами. И Гэрлок без колебания сам отправился к паанам, взяв с собой несколько отборных воинов: он собирался попытаться выручить захваченного негра.

Перед самым наступлением темноты маленький отряд пришел в деревню, где находился захваченный носильщик. Несколько хижин были обнесены деревянной оградой, но никакой охраны не было. Гэрлок осторожно заглянул внутрь и увидел, что перед одной из хижин были поставлены часовые. Двое мужчин, вооруженных копьями, сидели в пыли на корточках. Их волосы были заплетены в длинные мелкие косички, передние зубы были остро отточены. Это, должно быть, и есть тюрьма, решил Гэрлок. Он обернулся к своим людям. «Я войду», — прошептал он. — «Если что-то случится, устройте как можно больше шума. Я постараюсь выбраться в суматохе».

Гэрлок рассчитывал на две вещи, которые должны помочь ему. Первой была вероятность того, что пааны нико-гда не видели белого человека: он надеялся, что сможет воспользоваться их изумлением при виде его. Во-вторых, он верил в рассказы Библии о чудесах, где говорилось о сверхъестественной помощи, приходившей именно тогда, когда она более всего необходима. Вступая в селение людоедов, Гэрлок молился. Он молился, чтобы Бог шаг за шагом показывал ему, что ему следует делать. Насколько возможно выпрямившись и подтянувшись, он решительно двинулся прямо к хижине-тюрьме. Стража настолько была поражена, что даже не остановила его. Он прошел между стражниками и, нагнувшись, вошел в хижину. Он слышал, как снаружи стражники закричали; потом он услышал топот босых ног по земле — другие бежали к ним за помощью. В темноте хижины Гэрлок наощупь пробирался вперед, пока его руки не нащупали человека, привязанного к столбу в центре хижины. Гэрлок выхватил нож и разрезал веревки. Носильщик заговорил с ним, но, казалось, был сам не в состоянии сделать хоть какое-то усилие ради своего же спасения. Гэрлок вытащил напуганного африканца из хижины. Но дальше пути не было. Перед хижиной собралась толпа африканцев, вопящая и угрожающая. Гэрлок надеялся услышать, что его собственный отряд поднимет шум и отвлечет туземцев. Но за оградой селения все было тихо. Гэрлок понял, что его покинули.

Не оставалось ничего другого, как только попробовать сохранять спокойный, уверенный вид. Он решительно прислонил пленника к стене хижины, а затем сам уселся на череп слона, который лежал у ее порога. Все это время он молился. Толпа держалась на расстоянии, продолжая кричать и угрожать, но не подходя ближе. Поднялась полная луна. Гэрлок спокойно сидел на слоновом черепе. В конце концов люди племени уселись вокруг него на корточках большим полукругом; все глядели на хижину. Гэрлок заметил среди них вождя и рядом с ним деревенского колдуна. Колдун внезапно поднялся. Он сделал несколько крупных шагов по направлению к Гэрлоку, затем остановился. Он протянул Гэрлоку тростниковую палку и угрожающе потряс ею, затем начал ходить взад и вперед между миссионером и вождем, громко говоря что-то и указывая жестами на пленника. Гэрлок не мог понять ни слова из того, что он говорил, но ему было ясно, что он находился перед судом.

Колдун разглагольствовал на протяжении часа и затем внезапно прервал свою речь. Впервые он подошел прямо к Гэрлоку и уставился в его лицо. Колдун то вытягивал шею вперед, то втягивал ее под ободряющие возгласы зрителей. Затем, явно очень гордясь собой, он положил палку на землю к ногам Гэрлока. После этого он отступил назад, чего-то ожидая. Гэрлок догадался, что теперь его очередь говорить в собственную защиту. Но как?! Гэрлок не знал ни слова на языке паанов. Толпа начала проявлять признаки беспокойства. Выгадывая время, Гэрлок встал и поднял палку. Туземцы мгновенно умолкли. Пока они ждали, Гэрлок молился. «Господи, покажи мне, что делать. Пошли Твоего Духа мне на помощь».

Вдруг Гэрлока начало сильно трясти. Это испугало его, так как он не хотел, чтобы эти люди увидели у него признаки страха. Но с этим дрожанием пришло и ощущение близости Святого Духа. В его памяти всплыли слова Иисуса: «... не заботься наперед, что вам говорить, и не обдумывайте; но что дано будет вам в тот час, то и говорите; обо не вы будете говорить, но Дух Святой». (Мк. 13:11). Гэрлок почувствовал необычную смелость. Он сделал глубокий вдох и начал говорить. Из его губ лился поток слов, которых он не понимал.

Гэрлок увидел, что туземцы подались вперед, внимательно слушая. Он видел, что слова — какими бы они ни были — оказывали на слушателей волнующее действие. Он знал, что вне всякого сомнения говорит с паанами на их родном языке. Гэрлок говорил с паанами на протяжени двадцати минут. Затем способность говорить на их языке исчезла так же внезапно, как и пришла. Гэрлок понял, что подошел к концу своей речи. Он сел.

Какой-то момент все ожидали; вождь и колдун совещались, приблизив друг к другу головы. Затем, выпрямившись, колдун отдал приказ, и на середину вынесли белого петуха. Резким движением колдун свернул петуху голову. Он слегка побрызгал кровью лбы Гэрлока и пленника. Впоследствии Гэрлок истолковал значение этого обряда: петух занял его место; должна была пролиться кровь, но, говоря Духом, он сказал что-то такое, что убедило этих людей, что его и этого пленника следует освободить.

Через несколько минут Гэрлок и захваченный было негр шагали через джунгли обратно к миссии. Вождь даже снабдил их двумя своими людьми, чтобы они сопровождали их первую часть пути. Со временем пааны отказались от людоедства и были обращены в христианство. Гэрлок уверен, что обращение их началось с семени, посеянного тогда, когда он стоял в потоке лунного света и произносил речь, ни единого слова из которой не понимал.

Из книги Джона Шерил "Они говорят на иных языках".