Karina Abdusalamova
Пишу и танцую.

Образование в Мексике: учителя, синдикаты и революции

Автобусы “Розовая Пантера” - самый бюджетный способ путешествовать в Оахаку, популярный среди туристов мексиканский штат, получивший известность благодаря оригинальным кулинарным рецептам, культурным традициям, а также необычайной активности локальных гражданских движений и профобъединений. Среди прочих синдикат учителей, который стал особенно заметен на политической арене после принятия реформы образования в 2013 году.

Реформа стала одной из первых инициатив президента Пенья Ньето, вступившего в должность в декабре 2012 года, и предусматривала модернизацию устаревшей традиционной системы. Помимо покупки новой современной техники для общеобразовательных школ должен был также поменяться подход к обучению: за основу берется не столько информация из учебников, сколько субъективное видение ученика, приложенное к этой информации – в этом случае теория должна была уступить дорогу практике.

Однако эта прогрессивная модель образования, дающая потрясающие результаты в странах вроде Финляндии или Швеции, в куда более лубочной Мексике звучала, скорее, как утопия. Об этом с самого начала знали и законотворцы, и специалисты в области образования. Когда мексиканцы начали возмущаться, правительство быстро нашло виноватых – учителей – и объявило, что будет осуществлять проверку знаний педагогов и оценивать их профессиональную подготовку.

В контексте Мексики это значило: массовые увольнения, взятки, коррупция, наместничество и тотальный хаос.

"Пока учителя стоят на ногах, народ не встанет на колени". Фото Twitter
"Пока учителя стоят на ногах, народ не встанет на колени". Фото Twitter

Так появились автобусы “Розовая Пантера”, принадлежащие синдикату учителей, которые бесплатно или за очень малые деньги перевозили педагогов из Оахаки в столицу Мексики для участия в массовых манифестациях и акциях протеста против реформы. За почти четыре года протесты превратились в часть будничной культуры города, а услугами “Розовой Пантеры” теперь пользуются не только учителя, но и все желающие. 

Фото El Universal
Фото El Universal

Местные специалисты в области образования сходятся во мнении о том, что мексиканская образовательная система находится в глубочайшем кризисе, ссылаясь на такие факторы, как отсутствие развитой инфраструктуры (74% школ в Мексике страдают от нехватки мебели и санитарных проблем) и социальные условия: бедность, неравноправие, насилие в семье и тд. Однако, чтобы все не сводилось к объяснению — “это Латинская Америка, что с нее возьмешь”, я позволю себе небольшой экскурс в историю Мексики, который может помочь прояснить основные социальные и политические противоречия страны, оказывающие огромное влияние на процессы в образовательной системе. 


Современная Мексика, какой мы знаем её сегодня, ведет отсчет со времен Великой революции 1910 года, когда местные бунтари во главе с Эмилиано Сапата, Панчо Вилья и Венустиано Карранса нежно попросили диктатора Порфирио Диаса сойти с президентского кресла, на котором он потчевал в течение 31-го года.

Тогда и началось формирование гражданского общества: появились профсоюзы и синдикаты, которые встали на защиту прав рабочих. Удивительно, но для страны, которая пока еще не вставала на путь коммунизма и социализма, Мексика отводит пролетариату очень серьезную роль. Синдикаты существуют и сегодня, но их роль и функция в обществе сильно поменялась.

Синдикаты и школьное образование

Профессор главного университета страны UNAM Абель Сервантес в интервью пояснил в чем, по его мнению, заключается проблема с синдикатами: “Около 80% всех преподавателей начальной и средней общеобразовательной школы приходят из синдикатов, которые существуют с начала 30-х годов. Если в момент создания эти организации преследовали благородные цели, такие как, например, защита прав рабочих, на сегодняшний день они представляют малоэффективные бюрократические аппараты, в которых коррупция абсолютно побеждает здравый смысл.

Попав под крыло синдиката, преподаватель уже не может быть уволен из школы её директором – это решение выносит лишь синдикат, который в силу своего размера даже не занимается подобными вопросами. Преподаватель может быть чудовищно некомпетентен или вообще не появляться в школе, но, если ему удается вовремя высылать объяснительные записки в синдикат, он продолжает значиться в списке учителей, а школа обязана ему платить. Это сказывается на уровне образования: ученики публичных школ не получают должной подготовки и не способны усвоить предмет, а без базовых знаний они не могут поступить в университет».

По закону начальное и среднее образование в Мексике обязано быть бесплатным, однако в реальности дети из очень бедных семей не имеют к нему доступа, потому что деньги необходимы, как минимум, на покупку униформы, книг и канцелярских принадлежностей. Дети из таких семей, скорее всего, никогда не переступят порога школы: работать они начинают с очень раннего возраста, продавая сладости или просто прося милостыню в метро.

Высшее образование в Мексике

Что касается университетского образования, то здесь можно провести аналог с российской системой: в лучший университет страны, как и в МГУ, абсолютно реально попасть бесплатно или почти бесплатно. Студенты UNAM при поступлении должны заплатить сумму, равную одному песо (около трех рублей), эту же сумму учащиеся платят каждый семестр на протяжении четырех или пяти лет обучения в зависимости от выбранного факультета.

Эта система была введена в 19 веке президентом Бенито Хуаресом, тем самым, который отделил церковь от государства. Бенито был выходцем из бедной семьи (что почти не случается с мексиканскими президентами), который не имел доступа к академическому образованию по причине низкого происхождения. Сложности, с которыми он столкнулся в юности – дискриминация по социальному и этническому признакам – легли в основу образовательной реформы Хуареса: каждый, кто обладает достаточными знаниями и талантами, должен иметь возможность получить высшее образование в Мексике. И если в теории право на высшее образование имеют все, то на практике это не реализуемо: во-первых, по причине отсутствия базовых знаний учеников, оканчивающих общеобразовательные школы, а во-вторых, из-за тотальной перенаселенности в стране. 

Население мексиканской столицы с ее окрестностями достигает 21 493 000 человек, большинство главных университетов страны располагается в Мехико, что означает: помимо потенциальных студентов, живущих в городе, столичные ВУЗы открывают двери и всем тем, кто приезжает из провинции. Мест категорически не хватает, студенты выходят на демонстрации, они требуют правительство открыть больше университетов. Министерство образования (SEP) идет на уступки: под общественным давлением государственные университеты, такие как UNAM, каждый год дают больше мест. Звучит как мечта, воплощенная в реальность, однако и в этой ситуации есть свои подводные камни уже для системы образования в целом.

Абель Сервантес комментирует:

Открывая места, UNAM, безусловно, дает возможность большему количеству студентов получить образования. Однако на моей практике часто оказывается, что студенты не поступают не из-за недостаточного количества мест, но из-за нехватки знаний и мотивации. Поскольку им не нужно платить за образование, они часто прогуливают лекции или спят на занятиях. Количество мест увеличивается, но уровень образования в университете падает.

И даже попадая в университет, большинство студентов никогда его не заканчивает. Количество выпускников, защитивших диплом на гуманитарных факультетах ничтожно: 20 студентов из 500. В UNAM к обучению возвращаются бесконечное количество раз: диплом ты можешь защитить и через 20 лет после окончания формальных лекций. Поскольку подобная статистика плачевно сказывается на мировом рейтинге UNAM, ВУЗ постепенно меняет свою политику: теперь вместо защиты диплома на гуманитарных факультетах можно ограничиться общим экзаменом, фото-эссе или даже отчетом с работы. Также в университете ввели практику, популярную в частных институтах, специальный восьмимесячный курс, который называется diplomado – дополнительный предмет стоимостью в 20 или тридцать тысяч песо. 

Согласно изданию Animal Politico, университетское образование в стране доступно 17% мексиканцев, лишь 1% населения заканчивает магистратуру, и менее одного процента — имеет докторскую степень. Что же делают остальные 83% населения?

Торгуют на рынках, водят такси, работают слесарями, столярами и техниками. Интересно, что по окончании уроков ОБЖ в средней школе ученикам выдают сертификат профпригодности: с этим документом они уже официально могут устроиться на работу. Так государство решает проблему профессиональной подготовки тех, у кого нет возможности учиться в частных школах, заниматься с репетитором или платить 110 тысяч песо за семестр в негосударственном университете.

В конце довольно мрачного интервью с Абелем, я спросила его, есть ли в мексиканской системе что-то, что дает надежду на будущее. Он ответил, что есть. Это что-то – сами мексиканцы, те немногие учителя, профессора и студенты, которые полны энтузиазма менять образовательный процесс. Страна ждет новых героев – гениальных Бенито Хуаресов, выходцев из народа, прямых и громогласных. И кто знает, возможно, ей осталось ждать совсем немного.

1 июля в Мексике прошли президентские выборы, на которых победил социалист Андрес Мануэл Лопес Обрадор, которого здесь называют АМЛО. Одно из его главных предвыборных обещаний – сделать образование доступным для всех – многие считают популистским, однако при всем возможном левацком популизме политические оппоненты АМЛО на его фоне звучали крайне неубедительно. Сможет ли АМЛО выполнить свои обещания — покажет время, однако в чем я абсолютно уверена – это в том, что пока будет существовать "Розовая Пантера", борьба за достойное образование в Мексике не закончится.

Андрес Мануэл Лопес Обрадор
Андрес Мануэл Лопес Обрадор