Nikolay  Zamyatin

Отцом русского воздухоплавания был не Можайский

Отцом русского воздухоплавания был не Можайский
Основоположник Российского воздухоплавания Александр Матвеевич Кованько

Застивший истину

Изучая историю России просто диву даёшься, насколько избирательно расставлялись акценты советскими историками. Большевики, перевернувшие ход Истории, отказалась от исторического прошлого России. При этом, при определённом стечении обстоятельств, они высвечивали те или иные исторические страницы и исторических персонажей, присваивая их заслуги по исторической преемственности. Именно при таком раскладе советские граждане узнали о первом самолёте Можайского и «мёртвой петле» и таране пилота Нестерова. При этом за кадром остались подвиги и достижения других не менее славных сынов Отечества.

Авиация в России началась не с Можайского! Контр-адмирал Александр Фёдорович Можайский (1825—1890) спроектировал и построил первый в России и один из первых в мире натурных самолётов. Согласно некоторым сообщениям, самолёт Можайского во время испытаний, закончившихся аварией, кратковременно отделился от земли. Но документов, непосредственно зафиксировавших дату и ход испытаний «Воздухолетательного снаряда» Можайского, не сохранилось, а согласно исследованиям, проведённым в Центральном аэрогидродинамическом институте имени профессора Н.Е. Жуковского (ЦАГИ), развиваемая силовой установкой самолёта Можайского мощность, с учётом его вероятных аэродинамических и весовых характеристик, была недостаточна для горизонтального полёта. Большинство историков авиации считает самолёт Можайского вторым после самолёта Феликса дю Тампля (1823—1890), отрыв которого от земли с человеком на борту относят к 1874 году. Дю Тампль ещё в 1857 году запатентовал (патент Франции №32031) проект летательного аппарата, представлявшего самолёт-моноплан. В СССР же самолёт Можайского считали первым, хотя по данным разных источников полёт состоялся в 1882—1885 годы, и напрочь вычеркнули имя действительного организатора воздухоплавания в Российской Империи.

Из потомственных казаков

4 (16 марта по новому стилю) марта (в некоторых «источниках» неправильно указывается 17 (29) марта) 1856 года в Санкт-Петербурге в Эртелевом переулке (ныне – улица Чехова) в патриархальной православной семье горного инженера Матвея Ивановича Кованько и Софьи Александровны родился второй ребёнок, в будущем – основоположник Российского воздухоплавания Александр Матвеевич Кованько.

Кованько – фамилия потомственных полтавских казаков. В «Общем Гербовнике дворянских родов Всероссийской Империи» есть и герб рода Кованько. В описании говорится: «В червленом щите три опрокинутых с золотыми рукоятьми меча, упирающихся соединенными остриями в золотой полумесяц. Между рукоятьми две серебряные о шести лучах звезды, а под полумесяцем третья таковая же звезда. Нашлемник: пять страусовых перьев, из коих среднее – серебряное, второе и третье – червленые, а крайние – золотые. Намет: справа – червленый с серебром, слева – червленый с золотом. Щитодержатели: два запорожца в одеянии и вооружении XVII столетия».

Александр учился в Ларинской и 1-й Санкт-Петербургской классической гимназии. Какую именно закончил – вопрос без ответа, так как в списках выпускников 1-й классической гимназии он не значился. Выбрав своим призванием военное дело, поступил и 1878 году закончил Николаевское инженерное училище, а затем поступил в Офицерский класс Технического гальванического училища.

В конце 1860-х годов военная комиссия под руководством инженер-генерала Эдуарда Ивановича Тотлебена (1818—1884) в зоологическом саду в Санкт-Петербурге проводила первые испытания привязного аэростата. Летом 1870 года испытания аэростата продолжились в Усть-Ижорском саперном батальоне, после которых было принято решение о том, что аэростаты могут и должны быть применены в военных целях.

В мае 1878 года подпоручик Кованько в составе понтонного батальона участвует в Русско-турецкой войне на Балканах, освобождая болгар от Османского рабства. По возвращению Александр Матвеевич поставлен заведовать Учебной гальванической командой Лейб-гвардии Сапёрного батальона, где преподавал сапёрное дело.

Кованько владел несколькими иностранными языками, сочинял стихи, играл на рояле, писал картины маслом, резал по дереву.

Главнокомандующий поручик

В 1884 году герой Русско-турецкой войны 1877—1878 гг. по освобождению Болгарии от Османского рабства, военный министр (с 1 января 1882 по 1 января 1898) генерал от инфантерии Пётр Семёнович Ванно́вский (1822—1904) издал приказ о создании специальной «Комиссии по применению воздухоплавания, голубиной почты и сторожевых вышек к военным целям».

Именно военное воздухоплавание и призвали создавать двадцативосьмилетнего Александра Кованько. Правда, к тому времени он уже имел свыше десятка изобретений, в т.ч. и отмеченные Большой медалью и дипломами Русского технического общества.

В феврале 1885 года была создана первая в России «Кадровая команда военных аэронавтов», командиром которой был определён поручик Кованько. Так было положено начало отечественным военно-воздушным силам. Спустя пять лет команду реорганизовали в Учебный Воздухоплавательный парк. А ещё через десять он стал Офицерской Воздухоплавательной школой с двумя отделениями — Воздухоплавательным и Авиационным, базировавшимися в Гатчине.

Возглавляемая Александром Кованько команда воздухоплавателей зимой 1885 года была размещена на Волковом Поле, на окраине Санкт-Петербурга, на территории бывшего артиллерийского полигона. Команда проводила опыты по боевому применению аэростатов: сигнализировали с воздушных шаров разноцветными лампочками, освещали с аэростата местность прожектором, участвовали в маневрах войск, разыскивали затонувшие суда, осуществляли ночное фотографирование.

18 мая 1886 года Кованько впервые сфотографировал Петербург с высоты 800 метров. С этого снимка Стрелки Васильевского острова началась практическая русская аэрофотография.

Без участия Кованько в те годы не проходило практически ни одного свободного полёта аэростата. Александр Матвеевич четырежды тонул с аэростатом в Ладожском озере и Финском заливе.

В 1887 году Кованько обвенчался с дочерью создателя первого русского броненосца «Петр Великий» адмирала Андрея Александровича Попова Елизаветой. В браке появилось семеро детей: Вера, Александр, Надежда, Андрей, Елизавета, Александра и Варвара. Все дети жили в Воздухоплавательном парке, в Офицерском доме.

7 (19) августа 1887 года наблюдалось полное солнечное затмение. Местом для научных наблюдений был избран Подмосковный Клин. В то время Кованько был поручиком лейб-гвардии сапёрного батальона, он должен был подняться на воздушном шаре вместе с Дмитрием Ивановичем Менделеевым (1834—1907) для выполнения наблюдений с воздуха. В корзину пристроили барограф, два барометра, бинокли, спектроскоп, электрический фонарь и сигнальную трубу. С шара предполагалось зарисовать корону солнца, проследить движение тени и провести спектральный анализ. В 6 часов 25 минут Д.И. Менделев и А.М. Кованько сели в корзину, но намокший шар не поднялся. Александр Матвеевич уступил просьбам Д.И. Менделеева и, прочитав краткую лекцию о том, как управлять воздушным шаром, разрешил тому провести полёт самостоятельно.

В 1893 году награждён орденом Святого Станислава II степени.

Кованько организовывал полёты на воздушных шарах (аэростатах) для научных исследований атмосферы и изучения влияния полёта на организм человека. Он добился производства отечественных аэростатов и дирижаблей и предложил несколько своих конструкций. В 1894 году А.М. Кованько представил в Императорское русское техническое общество свой проект аэроплана и пропеллера (оригинального винта) к нему.

В 1895 году награждён орденом Святой Анны II степени.

С 1898 года Александр Матвеевич Кованько стал членом воздухоплавательной комиссии Международного метеорологического комитета (International Meteorological Committee).

В 1901 году награждён орденом Святого Владимира III степени.

Доказано в бою

В Русско-японскую войну 1904—1905 гг. Кованько командовал 1-м Восточно-Сибирским воздухоплавательным батальоном, организовал боевое применение привязных аэростатов для наблюдения за противником и корректирования артиллеристского огня. Тогда к применению аэростатов в войне было скептическое отношение, тем не менее именно аэростаты принесли большую пользу в сражениях под Мукденом и при обороне Порт-Артура. Опыт боевого использования военных аэростатов позволил русскому командованию принять решение о формировании ещё двух воздухоплавательных батальонов.

В 1905 году Кованько дарованы Мечи к имеющемуся ордену св. Владимира III ст.

В 1906 году Александр Матвеевич поставил перед Главным инженерным управлением Военного ведомства вопрос о создании при Учебном Воздухоплавательном парке аэродинамической лаборатории и даже приобрёл для неё машину для испытания воздушных винтов.

26 апреля 1906 года Высочайшим указом «за отлично-усердную службу и труды, понесённые во время военных действий» А.М. Кованько был произведён в генерал-майоры.

В 1907 году награждён Золотым оружием «За храбрость».

В 1908 году генерал Кованько изучает аэропланное дело за границей, а по возвращению заявляет, что в Российской Империи нужно создавать и развивать авиацию.

На протяжении почти десяти лет деятельность А.М. Кованько была связана с Гатчиной и расположенной поблизости деревней Сализи (ныне – Котельниково, в честь изобретателя первого парашюта). На гатчинском военном поле был оборудован первый военный аэродром России, а в Сализи, начиная с 1909 года, располагался лагерь Воздухоплавательной школы, впоследствии переросший в дирижабельный порт Ленинграда.

С 1910 года командовал Офицерской Воздухоплавательной школой, в которой были подготовлены первые лётчики в России. Под руководством Кованько был построен первый русский дирижабль, а затем — пять самолётов.

Наша школа!

По проекту генерала Кованько на базе Учебного Воздухоплавательного парка в 1910 году была создана Офицерская воздухоплавательная школа, которую прошли: первый в мире лётчик-бомбардировщик, первый в Российской Империи военный лётчик-инструктор Георгий Георгиевич Горшков (1881 — арестован Одесской ВЧК и расстрелян в Москве 23 августа 1919 года), командир бомбардировщика «Илья Муромец» I Евгений Владимирович Руднев (1886—1945), один из вервых лётчиков-инструкторов и испытателей новой авиатехники Николай Николаевич Данилевский (1885 — расстрелян 21 февраля 1938), основоположник высшего пилотажа Пётр Николаевич Нестеров (1887—1914), организатор первого группового ночного налёта на вражеские позиции Евграф Николаевич Кру́тень (1890—1917), кавалер трёх орденов Красного Знамени будущий Главный инспектор ВВС РККА Иван Ульянович Павлов (1893—1936), кавалер двух орденов Красного Знамени Алексей Дмитриевич Ширинкин (1897 — расстрелян 8 февраля 1938), полярный лётчик, Герой Советского Союза Михаил Сергеевич Бабушкин (1893 — погиб 18 мая 1938). Все они стали гордостью авиации.

В 1913 году, после того как в Воздухоплавательном парке побывали представители французской армии, которые были восхищены эффективностью и мощью развёрнутого воздухоплавательного дела в России, Кованько из Франции прислали Орден Почётного легиона.

И снова война

Перед началом Первой Мировой войны генерал-лейтенант Кованько передал Государю Императору Николаю II докладную записку, в которой обосновал необходимость комплексной реформы Воздушного флота, производственных, организационных и технических возможностей с учётом конкретных стратегических целей.

После октября 1917-го Кованько оставался на своём посту почти год, вплоть до сентября 1918 года, когда вышел в отставку по болезни. Военный коммунизм пагубно отразился на здоровье Александра Матвеевича, оказавшегося вместе с женой Елизаветой Андреевной и тремя дочерями в крайне стеснённых материальных условиях. К тому времени здоровье Александра Матвеевича было сильно подорвано, и родственники увезли в1919 году тяжелобольного Кованько подальше от Петрограда, в Одессу, но и перемена климата не помогла. В день Воскресения Христова, 20 апреля, после святого причастия, находившийся в военном госпитале-санатории Александр Матвеевич скончался.

Династия

Лётчиками стали оба его сына. Два зятя тоже являлись военными пилотами.

Александр Александрович (1889—1926) – в годы Первой мировой войны — поручик, лётчик сначала 9-го корпусного авиационного отряда, с 25 августа 1914 года переведен в 11-й корпусной авиационный отряд, служил вместе с Петром Нестеровым, 13 (26) декабря, возвращаясь с разведки, был обстрелян неприятельской батареей и с повреждённым мотором совершил посадку на вражеской территории в районе Ной-Сандец (Новы-Сонч, Галиция, Австро-Венгрия) и был взят в плен австрийцами, а возвратившись из плена 24 мая1918 года вступил в Добровольческую армию. После нескольких месяцев службы помощником командира Херсонского авиационного дивизиона по строевой и хозяйственной части, с 1 февраля 1919 года переведён лётчиком 8-го авиационного отряда ВСЮР. Однако уже 8 мая прикомандирован к Управлению инспектора авиации ВСЮР, и с 1 июля назначен руководителем Военной авиационной школы ВСЮР. С 19 марта 1920 года — старший офицер 4-го авиационного отряда Русской армии генерала Петра Николаевича Врангеля (1878—1928). С 08 июня — временно исполняющий, а с 29-го – командир 1-го авиационного отряда Войска Донского генерал-лейтенанта Николая Николаевича Алексеева (1875—1955). 12 августа за боевые отличия произведён в капитаны. После эвакуации с Русской армией из Крыма в Галлиполи, эмигрировал в Югославию и был принят на службу в авиацию королевства Сербов, Хорватов и Словенцев. Погиб, потерпев аварию, 27 августа 1926 года во время испытания самолёта собственной конструкции на аэродроме в Нови-Сад.

Андрей Александрович (1894–1970) окончив лётную школу по 1-му разряду, сдал экзамен на звание военного лётчика осенью 1915 года, освоив кроме учебного аэроплана и боевой «Фарман-16». Однако прибыв в один из боевых отрядов в ноябре 1915 года, ему не хватило самолёта. 16 декабря определён в учебный класс для лётного состава Эскадры воздушных кораблей, где освоил управление самым крупным в то время самолётом-бомбардировщиком «Илья Муромец» и рядом лёгких самолётов конструкции И. Сикорского. 22 августа 1916 года (старшинство с 6 августа 1916 г.) произведён в поручики и 7 сентября зачислен военным лётчиком 5-го армейского авиационного отряда. 25 октября он уже командир экипажа самолёта «Илья Муромец» XVI 1-го боевого отряда Эскадры воздушных кораблей. За боевые заслуги награждён орденами св. Анны 4-й ст. с надписью «За храбрость» и св. Анны 3-й ст. с мечами и бантом. В Гражданскую – с 20 августа 1918-го – командир Астраханского авиационного отряда, с 10 ноября – командир 2-го Астраханского авиационного отряда, с 10 мая 1919-го – командир 4-го Донского самолётного отряда, с 3 июля по 31 октября 1920 года капитан Андрей Команько – командир 3-го авиационного отряда Русской армии. С супругой Анной Вячеславовной (1899–1990) эмигрировал. Жил во Франции, Югославии и США. Умер 20 марта 1970 года в Нью-Йорке.

Муж Веры Александровны Роберт (в крещении Антоний) Львович Нижевский родился 2 мая 1885 года в Рязанской губернии. По окончании Нижегородского кадетского корпуса, с 1903 года обучался в Павловском военном училище и 22 апреля 1905-го выпущен в 21-й саперный батальон младшим офицером 2-й роты, однако уже 3 марта 1906 года прикомандирован к Первому Восточно-Сибирскому полевому воздухоплавательному батальону. 18 ноября направлен в Учебный воздухоплавательный парк для прохождения курса Офицерского класса. 20 мая 1907 года награждён орденом Святого Станислава 3-й степени. По окончании курса 24 августа 1907 года спустя четыре дня прикомандирован к Учебному воздухоплавательному парку. С 18 октября в штате. С 15 сентября 1908 года – заведующий воздухоплавательным классом. 23 мая 1909 года командирован в Париж для приёмки управляемого аэростата. С 14 июля исполнял дела командира управляемого аэростата «Лебедь». 1 сентября 1910 года награждён орденом Святого Станислава 2-й степени. 12 февраля 1915 года назначен командиром дирижабля «Астра» 3-й воздухоплавательной роты. 23 апреля 1915 года награждён орденом Святой Анны 2-й степени. 16 июля прикомандирован к Эскадре воздушных кораблей «Илья Муромец». Штабс-капитан Нижевский прибыл в эскадру 29 июля 1915 года. После представления командиру генерал-майору Михаилу Владимировичу Шидловскому (1856 — расстрелян чекистами 14 января 1921) под руководством известного лётчика поручика Глеба Васильевича Алехновича (1886—1918) приступил к тренировке на «легких» самолётах Сикорского С-12 и С-16, а затем на учебном «Илье Муромце». 28 ноября награждён орденом Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом. В 1916 году исполнял дела командира бомбардировщика «Илья Муромец» IX. В состав экипажа вошли: помощник командира прапорщик Михаил Пошехонов, артиллерийский подпоручик Сергей Федоров, механик прапорщик Евгений Вечерин и пулеметчик вольноопределяющийся Ибрагим Капон. В том же году возглавил 4-й боевой отряд Эскадры воздушных кораблей.

После октябрьского переворота, с 1918 года находился в Добровольческой армии. С 17 февраля 1919-го – командир 2-го авиационного парка ВСЮР в Екатеринодаре. Произведён в полковники. 29 июля 1920 года на Александро-Михайловском аэродроме пострадал во время испытания самолёта «Ансальдо» и был эвакуирован в лазарет Белого креста в Севастополь. После эвакуации из Крыма стал одним из лидеров русской эмиграции во Франции. Скончался 17 (или 19) января 1968 года в Париже. Похоронен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Муж Надежды Александровны Михаил Фёдорович Ивков (1889—?) с1915 года служил начальником 23-го авиационного отряда и офицером-инструктором Военной авиационной школы. 16 марта 1916 года произведён в штабс-капитаны. Герой Первой мировой войны, Участник Гражданская война в России. С 1918 года в Белых войсках Восточного фронта, был начальником Военной авиационной школы. 20 апреля 1919 года произведён в капитаны, 25 июня – в подполковники.

***

В апреле 1924 года, к пятилетию смерти A.M. Кованько, журнал Академии Красного Воздушного Флота «Воздухоплаватель» писал: «История жизни A.M. Кованько есть история русского воздухоплавания. Редко можно встретить другой пример, когда человек кладет такой отчеканенный и ясный отпечаток своей личности на созданное им дело... Это был удивительный организатор коллективной научной работы. Он всегда вовремя умел подсказать своим ближайшим сотрудникам плодотворную мысль и ввести работу в правильное русло. Работать с ним было легко...».

А теперь о логических нестыковках. Историки советской поры утверждают, что Александр Матвеевич Кованько безоговорочно принял Советскую власть, хотя факты говорят об обратном. Сыновья и зятья посвятили свои жизни борьбе с большевизмом, а, сложив оружие, эмигрировали. Могли ли они, верные долгу и чести, пойти против воли отца, а он сознательно оказаться по другую сторону? Если так, то почему сегодня в современной России, признавшей себя правопреемницей России Советской, имя основоположника российской авиации, генерал-лейтенанта Александра Матвеевича Кованько, к сожалению, знает даже далеко не каждый лётчик?