добрым словом и револьвером

Депрессия на кончиках пальцев

Будь я московским голубем – гадил бы исключительно на памятник Достоевскому. И пусть голуби не умеют контролировать процесс дефекации, я бы тут что-нибудь изобрел. Нет, ну в самом деле! Так уметь писать – и писать так уныло! Как будто он не на каторге томился с интересными людьми, а ипотеку в Строгино выплачивал. Вот потому и сидит теперь на стуле без спинки, обозревая лишь гостей столицы (что для коренного москвича в больших количествах нестерпимо), да манежкины сейлы. Такова его бронзовая карма. Вот Пушкин, например, взирает на влюбленные парочки, Грибоедов – на фланирующих мимо Гордона с Парфеновым. Карлу Марксу посмертно колет глаза оплот кричащего капитализма – ЦУМ. Тут вообще хватит материала на большое исследование. Но сегодня не об этом.


Человек русской культуры предрасположен к депрессии так же, как бразилец – к футболу. Очевидно это становится только при столкновении с европейцами, американцами. Для них эпитет «русский» из обозначения национальности стал просто прилагательным. Why is Peter so russian today? В переводе: почему Петя, всегда жизнерадостный, пришел в офис чернее тучи и вот уже второй час точит канцелярский нож?

Но я не думаю, что чей-то злой умысел повинен в том, что мы такие. Это как в анекдоте про Автоваз и проклятое место. Есть среда – жесткая, самобытная, время от времени сотрясаемая всяческими сумасбродными политическими экспериментами. Холодно, наконец. И для того, чтобы все это пропускать через себя и не умереть, организм опускает железное забрало депрессии.

Депрессия на кончиках пальцев

Количество больных шизофренией и другими расстройствами так называемой «большой психиатрии» остается практически неизменным – до десяти процентов в популяции (что тоже весьма много и гарантирует вечное существование психлечебниц). Число страдающих неврозами – всякими функциональными расстройствами сознания, которые не представляют опасности для общества, но носителю жизнь портят будь здоров, – скачет, как русский патриот на похоронах Чубайса. А все потому, что депрессия есть явление социальное, как коррупция, педикулёз и пробки на дорогах. К несчастью, депрессия может тронуть своей холодной лапкой практически любого. И вас тоже.

В Сети болтается много статей о депрессии – разной степени научности и популярности. Благодаря им многие уже умеют отличать плохое настроение (от сломавшегося каблука или потому, что Луна в Козероге) от непреходящего затяжного упадка духа, когда в какую-то дырочку вдруг разом просыпались все смыслы и причины ходить на работу, звонить друзьям и разбрасывать в осеннем парке листья ногами.

Нам с вами, мягким городским котикам, непросто отбиться от наглых кибер-зазывал всех мастей, предлагающих то то, то это. Однако есть один способ понять свои желания. Берите ручки, записывайте; я придумал его сам. Хорошо поесть. Расплатиться с долгами. Попрощаться с друзьями, коллегами и женщинами (не бойтесь, это ненадолго). Вообще выключить гаджеты. В светлой, хорошо отапливаемой комнате лечь на удобный матрас и расслабленно смотреть в потолок. Часы тоже от греха подальше убрать, ориентироваться только по светилам. Так вот, первое устойчивое желание, которое придет вам в голову, и будет вашим.

Если же нет… Возможно, стоит обратиться к специалисту. Это не больно, не страшно и не дорого. Совсем не обязательно об этом кому-то рассказывать. Вся информация, включая сам факт вашего визита, является тайной по правилам врачебной этики и профессиональной этики многих психологов (за всех не поручусь, так как эта деятельность у нас пока не регламентирована).

Психологи, как частные, так и государственные, обязаны отправить вас к психиатру, если заподозрят наличие психопатологии. Не бойтесь этого страшного слова: депрессия номинально относится к этому классу. Даже если вам назначат прием в стационаре, не спешите сушить сухари, никто вас в психи не упечет. Хотя могут предложить остаться в стационаре для лечения, как правило, за ваши же деньги.

Доктор после беседы с Вами и, возможно, заполнения вами пары-тройки тестов, квалифицированно рассудит, есть у вас депрессия или просто вам неохота на работу. Разница колоссальная. Если нет, вам немедленно выпишут путевку в какое-нибудь живописное место (где еще нет России), курс витаминов или массажа. Но в любом случае поможет личная психотерапия – с толком, чувством и расстановкой. Она однажды поможет всем нам. Попомните мое слово, уже через пять лет не иметь нескольких лет стажа личной терапии будет так же неприлично, как сейчас иметь аккаунт на «Одноклассниках».

Если же доктор все-таки обнаружил у вас депрессию, он назначит вам медикаментозное лечение. Его нужно контролировать и менять в зависимости от результатов. Ваши синапсы и нейромедиаторы скажут вам большое спасибо за правильно подобранные антидепрессанты, транквилизаторы и… что? Правильно, личную психотерапию.

В начале 90-х известный карикатурист и, по совместительству, врач-психиатр Андрей Бильжо едко подметил, что России нужен не президент, а главный врач. Мне более-менее ясно, какой. А вам? Однако в ваших руках уже сейчас начать делать все для того, чтобы так никогда и не узнать, что вкуснее: паксил или феназепам.

Не бойтесь замедляться и осознавать. Прежде чем закинуться седьмым по счету стаканом кофе перед новыми правками. Прежде чем вечером пятницы пойти вместо любимой дискотеки в строительный магазин в надежде побить ветряную мельницу затянувшегося ремонта. Прежде чем в энный раз вернуться к не любимой вами, но обожаемой мамой и такой привычной Наташке. В какой-то из этих моментов психика может сказать вам: «Стоп! Ты меня достал!» – и отключиться на неопределенный срок, а вместе с ней погаснут чувства и желания. Восстановление – много лет, много денег и не факт, что. Универсальных стратегий тут нет, но, пожалуй, одно правило универсально: прислушивайтесь к себе. Или хотя бы не плюйте на свои потребности. Кстати, не забудьте их осознать. Если ваше ползанье к победе на морально-волевых не временный маневр, а стиль всей жизни, то вы в зоне риска. Если вы работаете бухгалтером, наступив на горло собственному желанию выращивать кактусы, потому что так больше денег – вы в зоне риска. Да, кстати, если вы являетесь интеллектуалом или склонны к саморефлексии – вы тоже в зоне риска...

Мой опыт борьбы с депрессией недавно отметил четвертую годовщину. В 2014 году я вдруг обнаружил себя лежащим на кровати безвылазно, дни напролет. Несколько раз в неделю я все же причесывал, одевал и выводил свое тело из дома сжимая в одной руке фляжку, в другой – телефон с тиндером. Увольнение с нелюбимой работы, просмотр любимых фильмов, перечит веллеров, хармсов и довлатовых опоздали: они уже не могли унять вездесущей тревоги. Отношения с близкими разрушались, а заводить новые не было желания. Когда я пришел к психиатру, у меня нашлись абсолютно все признаки клинической депрессии. Я немедленно начал пить прозак и возобновил психотерапию.

Сейчас, по истечении четырех лет, я вполне могу ходить на работу – правда, уже не на любую. Умею потребовать у работодателя четырехдневную рабочую неделю. Не забываю уделить время тому, что мне дорого и что меня вдохновляет. Например, начал получать давно откладывавшееся второе образование. Могу признать, что я облажался. Могу не признать. Могу попросить помощи. Не стесняюсь собственных ограничений. Умею не обещать того, что не сделаю. Ввязываюсь в сомнительные авантюры только тогда, когда это сулит мне удовольствие или развлечение. Смирился с тем, что не могу рассчитать все наперед и быть всегда правым.

И если бы меня попросили оставить потомкам наставление, но выразить его одной фразой, она была бы: «Соблюдайте свою конституцию!».

Один хлопок? Или же бурные овации? Хлопая больше или меньше, вы показываете, какой пост действительно чего-то стоит.
Олег Хаджибеков добрым словом и револьвером
Комментарии