Олег Хаджибеков
добрым словом и револьвером

Мечты сбываются: Шаолинь. Часть 2

Продолжение первой части трип-репорта о Китае вообще и Шаолине в частности.

В спортивную школу Wugulun мы прибыли вечером. Услужливый китайский парень (впоследствии он окажется нашим тренером) разместил нас в большой комнате с двухэтажными нарами. Мы быстро пошутили что-то об Артеке и легли спать.

Наутро мы вышли из нашего "номера" и осмотрелись. Школа - новое здание правильной квадратной формы, целиком выполненное в бетоне и камне. Большие ворота были сориентированы, строго по ГОСТам фэншуя, на юг. Напомню, что находились мы у истока Суншанских гор. То есть наше жилище на ближайший месяц еще нельзя было назвать "затерявшимся в горах", однако, с крыши открывался живописный вид на расстилавшийся вдалеке город Дэнфен.

Помимо нас, в школе жили и занимались еще около двадцати китайчат совершенно разных возрастов. Самому младшему из учеников было... три года. Носил форму, участвовал в тренировках, построениях и нарядах на хозработы он наравне со всеми. Слава Богу, малыш был в школе не один: его опекал старший брат. Ему было четыре.

Тренеры и ученики составляли большинство живущих в школе. Еду готовил повар, да жена главного тренера занималась немного по хозяйству. Готовила ему чай из хризантемы. Зеленый чай мастер считал вредным из-за излишнего тонизирующего эффекта (!). Уборкой помещения, стиркой одежды и прочим мелким бытом занимались мы, воспитанники.

На описании руководителя школы (так и хочется написать - "настоятеля") стоит остановиться подробнее. Wu Nanfang - улыбчивый китайский дедушка. Нас он не тренировал. Только выступил с приветственным словом в духе "следует делать хорошее и избегать делать плохое". Сам о себе он заявляет как о держателе традиции шаолиньского гунфу в n-ном поколении. Он содержал школу гунфу в Шаолине еще до того, как это стало мэйнстримом.

Мастер слева
Мастер слева

О возрасте мастера Wu судить очень сложно. Я бы сказал сорок, если бы не знал, что ему шестьдесят. Но по изяществу и технике движений, вообще уровню энергии он заткнет за пояс двадцатилетнего. Как и положено восточному мудрецу, главным его занятием была забота о саде и чаепитие. Что не мешало ему успешно руководить школой и заколачивать неплохие деньги. Но об этом позже.

Непосредственно тренировки строились по отлаженной схеме: подъем в 4:30, 5 часов - первая тренировка, затем час свободного времени, завтрак. Вторая тренировка, обед. Третья тренировка. Свободное время и заключительная четвертая тренировка, по желанию. Не помню, сколько именно времени шли занятия, но под конец четвертого отрезка, в 20:30, тело само падало на подушку.

Как я уже написал раньше, моя школа относилась к так называемому "внутреннему стилю". Во главу угла здесь поставлены соединенность тела, правильные перемещения, правильное дыхание. Считается, что при постижении этих навыков наложить сверху боевые не представляет трудности. Поэтому ни кровавых ссадин, ни переломанных ушей домой я не привез: все четыре недели мы работали над двумя таолу ("дорожками", комплексами движений).

В этом таится самое большое испытание для неподготовленного человека. На китайскую ментальность такой распорядок ложится прекрасно, но вот для нас... Восемь часов в день отрабатывать десять движений. Вдумайтесь! Не прийти можно, однако, сильно не comme il faut. Кто в армии служил, тот в цирке не смеется, зато в Шаолине чувствует себя как на плацу. К счастью, неподготовленных среди нас не оказалось. Все выжили. Даже загорели.

Наработка мастерства шаолиньского ушу (в данном случае, это синоним гунфу) требует времени и большого количества практики. В традиции постижение монахом основ занимало не менее девяти лет (!). Однако для нас нет необходимости брить голову, надевать рубище и жить под желтой горой. Мой тренер Павел много лет занимается самостоятельно дома, в Москве. При этом регулярно "показывается" китайским мастерам, которые подправляют неточности и дают новый материал. На мой взгляд, это лучшая стратегия.

Тренировки, здоровый сон и еда по расписанию творят с человеком чудеса. Многие школы пользуются этим, заманивая богатых и испорченных людей Запада и "обучая" их гурджиевскими методами. За очень хорошие деньги, разумеется. Как-то раз я встретил группу американских туристов лет сорока - сорока пяти. Кажется, их заставляли бегать с горы и в гору. Ничего другого им позволено не было. Выглядели они, не побоюсь этого слова, счастливыми.

В минуты отдыха между тренировками приятно было побродить по лесу и горам вокруг. На зеленой майской траве можно было встретить коз с огромными отвисшими выменами. Китайцы не едят молочного, поэтому доить коз и коров им не приходит в голову. Не зная китайского, я попытался жестами объяснить пастуху понятия "вымя" и "дергать", от чего он пришел в ужас и скрылся в ущелье.

После шести дней творения нового тела и духа нас ждал седьмой день, день отдыха. Как вы уже, наверное, догадались, лежать в кровати нам никто давать не собирался. Нельзя было пропустить знакомство с достопримечательностями. И нужно же было дойти до легендарного храма!

Рано утром в воскресенье автобус довез нас до некой туристической зоны. Преодолев турникеты, мы оказались перед вырубленной в горах лестнице. Ей мог бы вдохновиться Толкин при описании тайного пути в Мордор: ни конца, ни края, ни даже Голума видно не было. Нам предстояло "взойти" в Шаолинь, пройдя часть горного перевала.

Мы пустились в путь. Очень быстро счет ступеням я потерял. Один дотошный человек прошел нашу дорогу с калькулятором, складывая ступеньки каждого пролета. Говорят, у него получилось десять тысяч. Но разве могли такие пустяки помешать исполнению детской мечты попасть в Шаолинь?

Подъем в горы тяжестей – дело хлопотное, и даже современные фуникулеры пока не способны отнять хлеб у сильных и жилистых грузчиков. По дороге нам попадались знаменитые "кули" - жупел советской антикитайской пропаганды. За свой тяжкий труд они и сейчас получают копейки, что, однако, не мешает им быть в хорошем настроении и охотно фотографироваться с зеваками.

Выйдя на относительно прямую дорогу, мы смешались с туристическим потоком. То и дело нам слышались отрывки разговоров, мы натыкались на кафе и туалеты. Позади было четыре часа восхождения, и до Шаолиня еще примерно столько же. Ноги объявили мозгу вотум недоверия и шли уже сами по себе. Наступил момент катарсиса.

Толпы народа весьма утомили меня. Я как-то вдруг и разом почувствовал все полтора миллиарда, взявших меня в кольцо. Гораздо больше, чем поесть, захотелось ненадолго уединиться. Я в несколько скачков допрыгнул до ближайшей горки, с нее - на следующую, и через несколько минут оказался довольно высоко над тропой.

Горный храм
Горный храм

Внизу натянуто улыбались европейские туристы, бодро матерились русские, а между ними суетились ушлые китайцы. Я прикрыл глаза, выпрямил спину, привычно нащупал сознанием дыхание...

Как вдруг над моим ухом прогремело:

- КОКАКОРА!!!

Это китайский лотошник пробрался по горам вслед за мной, предчувствуя в моем лице финансовый успех.

Навряд ли он запомнил произнесенные в ответ короткие слова. А жаль! То были жемчужины русской словесности.

Горная дорога обустроена на высоком уровне.
Горная дорога обустроена на высоком уровне.

В ХРАМЕ

Не буду портить впечатление - его лучше получить самому. Не обязательно идти через горы, можно с комфортом доехать до входа в Шаолинь на автобусе. Хотя какой русский не любит очистить душу и тело страданиями?

Утомлен, но не сломлен!
Утомлен, но не сломлен!

Практикующих монахов я не увидел. Они живут и тренируются за глухим высоким забором. На растерзание туристам отданы главные ворота, несколько дворов и храм с алтарем.

Вместо свечек там принято ставить благовония. Китайцы не размениваются по пустякам и ставят сразу пачку.

Если бы у меня было больше сил, я бы, вероятно, заметил больше деталей. Однако усталость давала о себе знать.

Отверстия от пальцев, по легенде, последствия тренировок супермонахов!
Отверстия от пальцев, по легенде, последствия тренировок супермонахов!

Посещение этого небольшого святилища воодушевило всю нашу группу. Всем, для кого Шаолинь не пустое слово, рекомендую там побывать.

КИТАЙСКИЙ МАССАЖ

Побывать в Китае и не сходить на массаж - все равно что вернуться из Стокгольма без нобелевки. Как-то несолидно. Поддавшись на уговоры, тренер привез всю нашу тусовку на массаж.

Салон, а лучше сказать, дворец массажа занимал двухэтажное здание. При входе нас встречал директор в костюме, жал руку и фотографировался с каждым. Затем нас отвели в раздевалку, где мы облачились в специальную одежду для массажа - красные шелковые пижамы, вышитые неизменными драконами. Затем приветливый служитель отвел нас собственно в зал массажа. В чашках горели благовония, играла расслабляющая традиционная музыка. Я начал беспокоиться за оставленный в куртке кошелек.

Наконец, пришли массажистки - очень улыбчивые, некрасивые и низкорослые женщины в белых халатах. Меня осенило: если у нас массаж нацелен больше на процесс со всей его эстетикой расслабления, погружения в чувственность, то в Китае это процедура, имеющая конкретный лечебный результат. И вот его-то они достигать умели!

В течение часа массажа я побывал на всех известных и неизвестных уровнях телесных наслаждений. При этом вспомнил все давно забытые ругательства. Моя мастерица в ответ только сильнее смеялась и сильнее вонзала в позвоночник крепкие, как арматура, короткие пальчики, приговаривая: "Много "ци" в голове! Надо больше расслабляться!"

Вышел я с массажа другим человеком. Недешевое удовольствие окупилось с лихвой. Опять-таки рекомендую!

Впоследствии я стал примечать на улицах много массажных салонов - комнаток на два стола, без прихожей. Один раз я посетил такое место. Меня разминал слепой мастер, что не редкость в Китае. Пятнадцать минут стоили ничтожно мало - 10 юаней. Конечно, по качеству он уступил описанному выше салону. Но и он владел руками гораздо, гораздо лучше многих московских "элитных" профессионалов с дипломами.

ШОПИНГ

Отдельное впечатление – это магазины. В Пекине на разграбление нам был отдан Ма Линдао, китайский чайный ЦУМ. Представьте себе Ашан. Трехуровневый. Прибавьте еще один – вот это и будут примерные размеры торгового зала.

Количество марок чая не поддается исчислению. Но даже если взять две дюжины всемирно известных видов - есть урожаи разных годов и разных провинций! Нигде Вам не продадут кота в мешке, везде предусмотрена дегустация. Но на нее нужно время. А ведь есть еще чайные принадлежности, наборы, сладости...

Приехав в Россию и израсходовав весь привезенный чай, я какое-то время пил воду. Не мог пить бурду либо старье. Дорогой магазин или элитный сорт не гарантируют ничего - их, увы, часто делают на Малой Арнаутской. Дело не в снобизме: живой, свежий чай не дает подскока давления, а напротив, заряжает энергией.

Горевал я недолго: теперь чай стало можно заказать на АлиЭкспрессе. Можете воспользоваться. А если знаете о чае совсем мало - съездите в чайный тур с дегустацией - премилое занятие для утонченной интеллигенции.

Пуэр!
Пуэр!

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Я пропустил много забавных моментов - килограммовые порции пельменей в Дэнфене, замерзание в китайской бане (с последующим свариванием в китайском бассейне), мороженое из фасоли и, конечно, лечение от всех болезней банками. Русская смекалка и шаолиньский боевой дух вывели нас всех сухими из воды.

Путешествие стоило мне около 80 тысяч рублей, из них 30 перелет и визовые хлопоты, которые организатор брал на себя. Остальные деньги - стоимость программы, дорога и культурная программа. Однако доллар с тех пор подрос, и следует ориентироваться на 1-1,5 тысячи долларов за месяц учебы в шаолиньской спортшколе.

В Дэнфене я встретил много русскоговорящих из других школ. Есть там и российский культурный центр. Для желающих попрактиковать что-то более боевое дорога лежит туда.

Под конец накатила тоска по родному дому. Пройдя таможенный контроль в аэропорту, мы, не сговариваясь, ринулись к Старбаксу. Но нужен нам был отнюдь не кофе, а кувшин с молоком! Мы уже готовились разделить содержимое по-братски, однако какие-то туристы уже опустошили всю тару. До ближайшего Старбакса оставалось восемь часов полета...

Выражаю глубокую признательность моему другу и тренеру Павлу Рябикову за организацию поездки, а также мастерам Wu Nanfang и Cheng Geng за шаолиньскую науку и диалог культур!

Синекожий злой дух - защитник Шаолиня.
Синекожий злой дух - защитник Шаолиня.