Олег Хаджибеков
добрым словом и револьвером

Мечты сбываются: Шаолинь

Трип-репорт о месяце тренировок в Северном Шаолине.

Источник: http://mixfight.by
Источник: http://mixfight.by

Одним зимним вечером, вернувшись из офиса, я лежал на своей законной тахте и размышлял о превратностях судьбы. Что делать со своей жизнью? Куда катится Россия? Доска или лыжи? Как правильно: Иран или Ирак?.. Ответы уносила по темным дворам морозная февральская вьюга.

Беспорядочный ход моих мыслей прервал телефонный звонок.

– Не спишь? - донесся до меня вечно бодрый голос тренера Паши.

– Не сплю!

– Поедешь весной в Шаолинь?

Я подумал секунды четыре и ответил:

- Да!

Сомненья прочь! Мечта детства, переписанная с VHS кассет напрямую в мозг, находится на расстоянии восьмичасового перелета. Уже совсем скоро я увижу до боли знакомых (по фильмам с Брюсом Ли и Джеки Чаном) деревянных драконов, каменную кладку монастыря, усиленно упражняющихся монахов-воинов, а если повезет, - и сумрачного мастера, тело которого настолько совершенно, что не нуждается в тренировках. Уже лет пятьсот как.

источник: watchmojo.com
источник: watchmojo.com

С юных лет я проявлял интерес к различным восточным практикам. Йога, тантра, ци-гун, холотропное дыхание... Попытка гармонизировать городской невроз. И, конечно же, заиметь гибкое сильное тело, чтобы в заветный миг спасти Оливию Вайлд от челябинских гопников, покрыв себя славой и поцелуями все той же Оливии.

Но путь мой не был устлан лепестками роз. Китайские практики выделялись среди прочих наибольшей непонятностью происходящего. Или даже – наименьшей понятностью. Плавные движения "золотого петуха, любующегося багряным закатом" никак не вязались с общими советскими представлениями о физкультуре.

Не покидало ощущение, что ученые китайские мастера, охотно берущие мои презренные деньги, как тот Герасим, что-то не договаривали. В кино китайский дедушка, плавно водящий руками под яблонькой, в момент опасности легко запрыгивал за спину супостату. Старательно занимаясь по книжкам в зале, стоя дома часами в "большом дереве", я едва мог запрыгнуть на уходящий троллейбус. Поездка в Шаолинь, так сказать, по местам боевой дхармы, должна была пролить свет на эти вопросы.

Источник: russiancraftbeer.ru
Источник: russiancraftbeer.ru

С собой в поездку было приказано брать как можно меньше всего: форму должны были выдать в школе, а все остальные вещи дешевле купить "близлежащей деревеньке", Дэнфене. Это оказалось чистой правдой: "фабрика мира" продает товары своим гражданам очень и очень дешево. Но об этом позже.

И вот, настал заветный день. Набив карманы юанями и надев счастливую кепку, я отправился в Шереметьево.

До Пекина из Москвы я летел прямым рейсом. Это очень удобно: три фильма туда, три - обратно. Щедрый Аэрофлот осчастливил всех мешочников, дозволив взять двойной багаж по цене одного. Я еще не знал, чем обернется для меня это знание...

Пекин встретил плотным смогом, приземистыми небоскребами и государственными таксистами в аэропорту. Машины стоят в очереди в узком проезде. Место отъехавшей занимает следующая машина. Таким образом суматоха и толкотня, поднимаемая извозчиками в наших аэропортах и на вокзалах, ликвидирована полностью.

В Пекине мы с тургруппой (десяток отчаянных физкультурников) были всего два дня. Однако любопытство не дало нам валяться в номере после долгого перелета.

Отпраздновали приезд традиционной рекурсией: поели утку по-пекински в ресторане "Пекинская утка". В Пекине.

Столица Китая хорошо отражает переходный период, в котором сейчас находится Поднебесная. Приземистые небоскребы соседствуют с хижинами. В ста метрах от входа в Запретный Город (главный открыточный вид с Тянаньмэнь на портрет Мао) сидит самый настоящий уличный сапожник. И никто его не гонит.

Машины там все наши, московские: "ауди", "мерседесы", "фольксвагены". Почти на каждой улице часть полосы для движения отгорожена, и по ней снуют разнообразные конструкции с моторчиком. И, конечно, велосипеды.

Перехватывающая парковка у станции метро. Кто разгадает, как тут найти и вытащить свой велосипед, тот  Друзь.
Перехватывающая парковка у станции метро. Кто разгадает, как тут найти и вытащить свой велосипед, тот Друзь.

Отдельная достопримечательность - китайцы! Много, очень много китайцев. Люди в России, да и в любой другой части света, просто не ценят большие промежутки между людьми на улице! Поначалу хочется унестись подальше, к тетке в глушь и в Саратов. Но постепенно привыкаешь.

Сложнее мириться с восточным менталитетом и этикетом. Всем положено улыбаться, кивать головой. Не дай бог повысить голос, местный житель может посчитать это оскорблением. Поэтому все говорят очень тихо, вежливо, кивают и... делают все совершенно не так, как тебе надо. Объясняешь по новой. История повторяется. И так пять-семь раз. А повышать голос, напомню, нельзя.

Только, пожалуйста, не думайте, что вы сможете путешествовать по Китаю и общаться на английском. Возможно, это справедливо для Шанхая, Гонконга, Аомена, Гуанчжоу и Тайваня. Остальной же Китай - "красный" - учит английский, как наш родной пэтэушник Петя, по буквам на футболках и кроссовках. Китайский и только китайский!

Не помню "звездность" отеля, где мы жили, но принадлежал он к крупной международной сети. И даже там девушки на ресепшене не смогли понять банальнейшую просьбу дать утюг.

Зато везде можно курить, плеваться на пол в кафе, пить сколько угодно и где угодно, толкаться в метро. В вагоне поезда - весьма чистом и приятном - я пригляделся: китайцы в массе своей или одинакового с европейцами роста, или ниже их на 3-5 сантиметров. Миф о желтокожих коротышках развеян, Гулливером никто из моих товарищей себя не чувствовал.

Великие китайцы: Мао, Конфуций, Чингисхан, Маркс и Ленин.
Великие китайцы: Мао, Конфуций, Чингисхан, Маркс и Ленин.

Путь наш лежал в старинную и самую густонаселенную провинцию Хэнань (не путать с островом Хайнань). Через его столицу, Чжэнчжоу, далее в городок Дэнфэн. В нескольких километрах от него находился всемирно известный Северный Шаолинь и наша школа.

Мы воспользовались услугами скоростного поезда. Проехать тысячу километров стоило около полутора тысяч рублей. При этом китайский поезд, в отличие от нашего "Сапсана", набирает скорость не 200, а целых 300 км\ч. Проводницы уровнем сервиса более походили на стюардесс – улыбались на все деньги.

В вагоне-ресторане вместо привычных нам "дошираков" была какая-то другая дрянь быстрого приготовления. Скоропортящаяся, но в нее входило чуть не натуральное мясо. Китайцы с удовольствием уплетали ее за обе щеки, маленькие столики ломились от коробок. Я заметил, что все заказывают себе заметно больше, чем могут съесть, и потом это все выкидывается. Сказывается недалекое полуголодное прошлое страны.

В стремительно ускользающем пейзаже за окном я пытался узреть милые моему плацкартному оку березки и овраги. Не тут-то было! Все свободное пространство было либо распахано под угодья, либо на них высились промышленные или жилые здания. И так тысячу километров, клянусь!

Приехали. На вокзале нас встречал арендованный микроавтобус. Мы договорились о нем заранее. Но если вдруг вы соберетесь ехать в одиночку, всегда сможете рассчитывать на такси.

"Деревенька" на 700 000 человек. Есть даже своя телевышка.
"Деревенька" на 700 000 человек. Есть даже своя телевышка.

Итак, представьте. Ночь, косой дождь хлещет по стенам затерявшегося в горах храма. У ворот уже третьи сутки стоит группа русских туристов, ожидая разрешения настоятеля войти. В смирении все постятся и бреют себе голову тупыми ножами...

Представили? Выбросьте эту кинокартинку из головы. Шаолинем сейчас называется довольно обширная территория, расположенная меж двух горных цепей. В центре ее находится небольшой исторический храм. Полсотни монахов, часть из которых не практикует кунфу, живут и служат почти с младенчества и до смерти. Они редко общаются с мирянами. Это запрещено монастырским уставом. Так что попасть в монастырь можно только из рогатки.

Благодаря наплыву туристов все леса и горы переведены в наивысшую охранную категорию. Над лесом периодически пролетает вертолет, исключая пожары и другие ЧП. С дорогами, транспортом и магазинами полный порядок.

К вашему сведению: никакими публично-театрализованными выступлениями за деньги настоящие шаолиньские монахи не промышляют, это для них также под запретом.

Все остальное место вокруг монастыря занимают разномастные спортивные школы. Выстроены они "под старину", а по сути ни что иное, как спортивные лагеря. Готовят они из крепких китайских юношей и девушек спортсменов, тренеров и охранников. Используемые при этом методы обучения от утонченных далеки. Один британский священник решил поискать просветления, и на свою голову оказался в таком лагере. Результаты сможете увидеть сами.

Пользователь Tseon Productions. Где-то есть версия с русской озвучкой!

Место, о котором идет речь в фильме и моем рассказе, называется Северный Шаолинь. Существует также Южный Шаолинь. Говорят, там тоже все хорошо с туристами. Исторически их существовало что-то около семи, но остальные разрушены и не восстановлены. Хотя... Восток, как известно, дело тонкое. Будьте внимательны при планировании своего путешествия. А то будете как африканский турист, приехавший болеть за родную команду в Ростов Великий вместо Ростова-на-Дону.

Итак, что же делать, если в руках вы привыкли держать чашку и мышку, а в Просветление так и тянет? Для более тонко организованных, эзотеричных и ленивых европейских натур вроде меня есть несколько школ "внутренней силы", каждая из которых соревнуется с другой по древности и степени мудрости. В одной из них я и провел четыре недели тренировок.

Продолжение во второй части. Скоро!