Евгений Щепетнов
Писатель-фантаст.

Кладоискатели, дилетанты, археологи и... клады

Кладоискатели, дилетанты, археологи и... клады

Вообще-то следующая моя статья должна была быть о творчестве Стругацких, и о связи этого самого творчества с процессами, происходящими в обществе. Однако кое-какие мои знакомые настолько зацепили меня своими дилетантскими, буквально идиотскими высказываниями о кладоискательстве и всем, что с этим связано, что я не выдержал и решил написать именно эту статью. Итак, начинаем разговор.

Во-первых, уточним – а кто такой кладоискатель, и что он ищет?

Всех так называемых кладоискателей можно условно разделить на группы. В первую, основную группу войдут, как я их называю: «Копари седьмого дня».

Кстати, в сообществе кладоискателей не принято называть себя «кладоискателями» - это глупо и претенциозно. И вообще – многие из кладоискателей за всю свою жизнь так и не подняли ни одного клада. Так какой он тогда «кладоискатель»? «Копарь» - вот как кладоискатели себя называют!

Ищут копари все, что утеряно и спрятано теми, кто давно уже ушел в небытие, или еще не ушел, но давным-давно «поставил крест» на своих утраченных сокровищах. Это могут быть монеты, иконы, крестики, старинное оружие и украшения – все, что откликнется на излучаемое металлоискателем поисковое поле заветным сигналом.

В нашей стране – сотни тысяч «копарей», и больше девяноста процентов из них – «копари седьмого дня». Люди, которые в свой выходной день выезжают на природу с надеждой найти какой-нибудь «раритет», и радуются паре-тройке грязных зеленых монет-«какаликов», найденных на давно уже «выбитом» месте, приговаривая: «Вот правильно говорят – выбитых мест не бывает!».

Во-вторую группу можно отнести старых матерых копарей, профессионально занимающихся этим делом по пятнадцать-двадцать лет. Многие из них вообще больше ничем не занимаются, кроме как ищут старинные раритеты и живут на их продаже и перепродаже. Они в том числе скупают «рарики» у «Копарей седьмого дня», и продают их коллекционерам, которые естественным образом вовлечены в оборот старинных артефактов.

Кстати сказать – не было бы коллекционеров древностей, не было бы и копарей. Для большинства копарей важен лишь сам процесс – выезд на природу, общение, собственно поиск древностей. Ну а сами древности, на 99 процентов не представляющие никакого – ни материального, ни археологического интереса – им не нужны. Подарить, продать – и дальше в поиск. Как охотники, которые не голодают, но все-таки не оставляют свое древнее занятие.

Среди профессиональных копарей, живущих за счет копа, могут быть обеспеченные люди, которым удалось сорвать свой заветный Большой Куш, но в основном это вовсе даже не богатые люди, часто из глубинки, где заработать на обычной работе представляется совершенно нереальным делом. И для них жалкие рубли, полученные в процессе продажи найденных ими «раритетов», являются не только подспорьем, а даже и основным источником выживания. Если бы у них была нормальная возможность заработать на основной работе – скорее всего большинство из них тут же превратилось бы в «Копарей седьмого дня».

Я нарочно сейчас не беру в рассмотрение тех, кто занимается раскопками «по-войне», и тех, кто занимается пляжным поиском. Первые – особая каста, часто полукриминальная или совсем криминальная, но мне совершенно не интересная. Ну не нравится мне ковыряться в синей глине, вытаскивая из грязи кости с обрывками немецкого мундира и остатками гниющего мяса! Чтобы найти каску или жетон «За ранение». Это просто противно.

«Пляжники» – тоже неинтересны. Они отличаются довольно-таки мерзким, скандальным характером, их занятие – чистое получение прибыли, потому что найденные ими кольца и брошки суть средоточие бабла, и больше ничего. На кладоискательских форумах пляжники вечно бахвалятся найденными ими перстнями и колечками, и поливают друг друга грязью, разоблачая коллег, пытающихся казаться круче, чем они есть. Большинство «пляжников» - жители приморских южных районов, возможно это и наложило отпечаток на стиль их общения. Их конкуренция, борьба за участки пляжа с целью недопущения на них конкурентов мне глубоко противна.

Мы сейчас говорим только о поиске «старины». Только о поиске артефактов начиная с времен бронзового века. То есть с тех времен, когда человек начал обрабатывать металл.

Как известно, правительство, а конкретно министерство культуры во главе с господином Мединским, приняло странный, буквально безумный закон, по которому любой человек, который воткнул лопату в нашу с вами землю – является уголовным преступником. Спросите - как это так может быть? Именно так все и обстоит. Я не хочу останавливаться на этом законе и разбирать его не просто недостатки, но его абсолютную глупость и тупость.

В сети я не раз натыкался на совершенно глупые, дилетантские рассуждения простых, некомпетентных обывателей о том, как копари мешают штатным археологам хранить нашу культуру, вынимая из земли те, или иные старинные артефакты. Эти потрясающие по своей глупости высказывания на уровне Шарикова («Взять все, и поделить!»), и заставили меня вместо статьи о литературе заняться разъяснением азбучных истин, которые известны любому, мало-мальски связанному с поисками человеку. Сейчас я попытаюсь сформулировать основные претензии этих «шариковых», и ответить на их потрясающие по некомпетентности высказывания.

Итак, начинаем.

«Эти монеты времен Ивана Грозного лежали в земле сотни лет! И лежали бы еще сотни! А вы их выкопали! И теперь кто-то на них наживется! И вынули их без описания археологами, а здесь возможно было древнее поселение! И теперь они потеряны для истории!»

Копейки времен Грозного. Клад, растащенный по полю плугами.
Копейки времен Грозного. Клад, растащенный по полю плугами.

Начнем с того, что большинство артефактов, вынутых из земли, не лежат в ней сотни лет без ущерба для себя. Те же серебряные монеты нормально превращаются из серебра в соль серебра, и в конце концов буквально обращаются в труху. То же самое касается и меди, на которую воздействуют и естественные почвенные окислители, и привнесенные человеком – например, те же самые сельскохозяйственные удобрения. Даже стадо коров, которое выпасается на определенном участке земли, превращает его в подобие химической ванны, в которой растворяются любые металлы.

А еще существуют такие орудия уничтожения артефактов, как плуги и культиваторы, уничтожающие артефакты с умением, достойным подражания атомной бомбы. Поля в Центральной России буквально усыпаны кусками древних артефактов, и по ним катаются фермерские трактора, и для «радетелей» за историю страны это кажется нормальным и допустимым. А вот копатель, поднявший иконку, и передавший ее в мир, оказывается – преступник и стяжатель.

Очень смешно, когда говорят, что нахождение кучки серебряных чешуек может указывать на наличие в этом месте древнего поселения, очень важного для археологов в плане создания исторической картины нашего прошлого! Следует знать, что в Центральной России по берегам речек, ручьев, прудиков и озер стояло столько поселений, что если бы археологи бросались к каждому из них и начинали описывать случайно найденные грозненские копейки – понадобилось бы несколько жизней сотен тысяч археологов. Так как поселения стояли буквально в двух, трех, пяти километров друг от друга, а за время своего существования не раз и не два мигрировали на сотни и тысячи метров в сторону! То есть – вся территория Тверской, Тульской, Ярославской и т.д. губерний буквально усеяна древними поселениями, которые успешно и давно распахиваются в совершенно законном порядке!

И вот представьте – на поле найден клад тех же самых грозненских копеек, растащенный по бороздам, и частично уничтоженный культиватором – на что он указывает? На какие исторические вехи? Ах да – на то, что при Грозном существовали серебряные копейки? И что во времена Грозного в Рязанской губернии жили люди? А это было не известно, да? Вы вообще понимаете, о чем говорите, дилетанты?

Дилетант не понимает, что по большому счету для археолога не важны сами находки, те же самые грозненские копейки, которых было начеканено миллионы экземпляров. Для историка важен не сам артефакт, а то, на что он указывает. То, что подтверждает некую историческую теорию, или ее опровергает. Что подтверждают копейки, разбросанные на поле? Или николаевские червонцы в количестве пяти штук, найденные где-то в лесу? НА ЧТО?! На наличие в мире таких червонцев?

Какую историческую теорию подтверждает, или опровергает находка николаевского рубля под старой осиной? Что тут во времена Николая-2 жили люди, и они ходили по дорогам? Вы хоть понимаете, господа дилетанты, глупость ваших высказываний? Вряд ли. Для этого нужно обладать хотя бы минимальными знаниями об археологическом поиске и вообще об истории. Или просто разумом.

У нас в стране, и наверное вообще в мире, сложилась некая тенденция – дилетанты начинают с апломбом поучать в том, в чем совершенно не разбираются. Ну - абсолютно не разбираются, однако дают советы вселенской глупости и вселенской же некомпетентности.

Это напоминает мне рассуждения двух известных сетевых персонажей о раскопках на Куликовом поле. Знаете, почему археологи там ничего не нашли, кроме пары ржавых ножиков и куска кольчуги? Оказывается – это «черные копатели» прошлись, и все выкопали! Бу-га-га!

И это ляпнул якобы историк по оружию, и всему, что касается воинского дела, некий Ж.! А рядом сидел хозяин канала, похожий на ощипанного гуся, и с умным видом качал головой, приговаривая: «Сажать! Всех – сажать!». Два идиота, которым и в голову не приходит, что Куликовская битва могла просто НЕ ПРОИСХОДИТЬ на этом самом Куликовом поле. Вот потому и нет наконечников «тысяч стрел, затмивших солнце». Я писал статью об этих исторических казусах, повторяться не хочу – желающие могут почитать статью вот тут.

В конце этой статьи я приведу вам выдержку из моей книги, касающейся проблемы отношений археологов и копателей. Там четко расписано то, что представляют из себя археологи, и как они зарабатывают на своем ремесле. Так что углубляться особо не буду.

Увы, в нашей стране частенько все как-то…не так. Вот, например, как обстоит дело в Британии: там ты может заниматься металлопоиском совершенно свободно, без каких-либо ограничений. Если позволяет владелец земли, на которой ты ищешь. Единственное условие: если нашел явно древний артефакт – сообщи археологам. Они приедут, осмотрят, опишут, если объект их заинтересует, и, внимание, приобретут этот самый объект по рыночной цене! Выкупят его у копателя! Если, конечно, он представляет для них какую-то ценность в плане исторических исследований. А если это просто старые монетки – отдадут копателю – делай что хочешь. Храни, продавай, хоть выбрасывай – это твое дело.

Что этим достигается? А все! Все, что нужно обеим сторонам! Копарю – интересный поиск и материальный успех! Археологам – гарантированное поступление информации и артефактов! И все довольны! Почему нельзя ТАК у нас? Риторический вопрос. И ответ вы узнаете в конце статьи.

Впрочем – на этом я и закончу мой маленький экскурс в жизнь копарей и археологических раскопок. Сомневаюсь, что я в чем-то убедил воинствующего, недалекого дилетанта, но разумные люди поймут и ухватят суть проблемы. Думайте, господа! Думайте…

Ну и обещанный отрывок из новой фантастической книги с рабочим названием «Мечта идиота», раскрывающий суть работы археологических организаций. И это абсолютная правда.

"Ну а что касается одиночных поездок…да все как-то спонтанно получалось. Собрался, да и поехал. Благо, что мог себе это позволить – бывший военный, он получал небольшую, но вполне приличную пенсию, которая позволяла не протянуть ноги и прокормить не такое уж и маленькое тело.

А кроме того – была еще и работа охранником на проходной частного завода. Небольшой оклад, но зато сутки через двое – неплохая прибавка к пенсии. Опять же – съездишь покопать, что-нибудь да выкопаешь. Продашь – вот тебе и хобби, вот тебе и «зарплата».

Кладоискательство совсем не прибыльное дело, скорее наоборот, но если подходить к этому делу с умом – то можно оказаться и в плюсе. Жаль только, что в последние годы чиновничья власть, совсем уже спятившая и потерявшая берега, зажала кладоискательство до полного беспредела. По принципу: «Пусть не достанется никому! Пусть сгниет! Но только «черные копатели» ничего не получат в свой бездонный карман!».

Вообще-то бездонный карман был как раз у официальных «копателей» - археологов, которые давно уже превратили свою работу в довольно-таки прибыльный бизнес. И которые протолкнули в правительство закон, убирающий конкурентов с полей России.

Увы, времена археологов-бессребенников давно уже закончились. Если они и были когда-нибудь… И зарабатывают археологи всеми возможными методами, опускаясь даже до банального рэкета.

Константин прекрасно знал все их методы – благо, что мир тесен, и знакомых хватает и с этой, и с той стороны баррикад.

Ну, вот казалось бы – как зарабатывать археологу? Чем? Он ведь получает официальную зарплату! Что, ворует из раскопов? И тем только и живет?

Нет. Вернее – нет, не только. Хотя прихватить ценную монету, или ценный артефакт – этот проще простого. Кто докажет, что монета существовала? Студент-волонтер, который ее выкопал? Да кто ему поверит?! Этому дурачку, который думает только о том, как бы поменьше работать, где купить пузырь водки и каким образом вечером уединиться со студенткой Машей, чтобы лишить ее иллюзий и застарелой девственности!

Авторитет светила археологии непокобелим! Никакие кобели его не сотрясут! Кобелишки…

Константин не раз слышал рассказы о том, как в девяностые годы организовывались целые экспедиции на поиски настоящих, не придуманных журналистами сокровищ. И в эти экспедиции обязательно входил официальный археолог с так называемым «открытым листом», то есть разрешением на раскопки в любом месте (кроме Красной площади и Мавзолея с Кремлем), где он задумает, а еще – бригада старых, матерых копарей с мощными металлоискателями, которые собственно и были основной ударной силой кладоискательской экспедиции. Найденные сокровища делили на всех…

А на официальных раскопах как всегда очень бедная находками история. Кусочек кольчуги. Ржавый ножик. Гнутый наконечник стрелы. И больше ничего! А рядом черные копатели находят ценное! Дорогое!

И кто-то может подумать: «А почему это археологи ничего интересного не находят, а черные копатели – всегда? А может археологи все-таки находят что-то ценное? А может куда-то это все девается? Исчезает, так сказать?»

Константин прекрасно понимает археологов. Знает, почему они начали это кампанию по уничтожению кладоискательства. Конкурентов надо убирать! Чем меньше «черных копателей», тем больше останется официальным археологам, и тем лучше будет их благосостояние. И никто не ткнет носом в тонкие намеки на толстые обстоятельства. Некому! Искоренили!

Как там Жванецкий говаривал? «Чего охраняешь, того и имеешь!». Ну, вот археологи и охраняют археологические памятники. Истово охраняют культуру страны, проталкивая совершенно дебильные по логике законы. «А что делать, что делать?!».

Но основной заработок археологов совсем в другом. Мало кто из простых граждан знает, что прежде чем начать строительство какого-то объекта, на участке обязательно должны быть проведены археологические исследования. ВСЕГДА. Таков закон. К примеру: выделяют землю для строительства частных коттеджей, или под дачи – так на этой земле уже заранее были проведены археологические исследования – нет ли на участке археологических объектов. Древних поселений, курганов, и всего такого прочего. И если были такие объекты найдены…ооо…это беда! Беда - для того, кто продает землю, а еще – для того, кто ее купил, не удостоверившись, что археологические работы уже проведены, и участок свободен для строительства.

Константин видел криминальные новости, в которых рассказывалось, как люди купили участок под дачу, и оказалось, что археологических работ проведено не было, а чтобы их на участке сделать, нужно заплатить сумму большую, чем стоит их жалкий домик-курятник - в несколько раз. Чем не бизнес? Вернее – рэкет.

А вот еще круче. Некая организация проводит «трубу» – газ, нефть. Или ведет дорогу к своему объекту. Прежде чем начать строительство, что она делает? Правильно! К археологам идет. А сроки жмут! А вдруг сейчас археологи и правда начнут свои исследования зоны работ?! И не дай боже – чего-то найдут?! Остановят ведь строительство!

И вот чтобы не начали, чтобы не нашли, и вообще ускорилось – засылается кругленькая сумма. И появляется вожделенный документ, позволяющий без зазрения совести сравнивать с землей курганы, поселения, все, что угодно!

Жестокость закона нивелируется его всеобщим неисполнением. И если не зарываться, если вести себя правильно – можно потихоньку копать. Собирать монетки и наслаждаться природой. Что сейчас Константин и делал." (С)


Всем удачи, господа! Будем жить.