Евгений Щепетнов
Писатель-фантаст.

О фантастике Стругацких – мысли и разочарования

О фантастике Стругацких – мысли и разочарования

Я вырос на книгах Стругацких. Я бредил Руматой и смеялся до слез над героями «Понедельник начинается в субботу» И вот я вырос, и даже постарел. И переосмыслил…

Итак, о Стругацких Их первые книги – это гимн коммунистической идее. Это выжимка из выжимок советского строя. Но потом что-то изменилось. Потом – что-то надломилась в этих людях и они стали совсем иными. Какими-то… чужими.

Это хорошо заметно по роману «Пикник на обочине». Первая часть, самое начало – веселое, фантастичное, хулиганское и светлое. Продолжение, написанное через десять лет – угрюмое, злое, жестокое и… неприятное. Как фильм Тарковского, который сумел настолько усилить грязь второй части, что эту его поделку просто невозможно смотреть без отвращения. Нужно быть гениальным, чтобы так испохабить книгу.

Впрочем, таких режиссеров-гениев у нас более чем достаточно. Вспомнить только фильм «Трудно быть богом», сделанный режиссером, который явно к этому времени совершенно спятил. И которого мне искренне жаль – если хотите увидеть тот мир, в котором жил это режиссер, достаточно лишь посмотреть фильм. Грязные, тупые уроды, копошащиеся в грязи, и среди них – герой, вечно пьяный, слегка сумасшедший, но хороший! Единственно хороший среди фашистов и уродов. (Я Дартаньян, и весь в белом, а вокруг меня пи…сы!) Страшно жить в таком мире, и невозможно в нем не сойти с ума.

Узнали Румату? Нет? А зря!
Узнали Румату? Нет? А зря!

Мой любимый с детства роман «Трудно быть богом». Он был для меня высшим достижением литературы. Фантастической литературы. Я мечтал быть похожим на Румату – землянин, который продвигает прогресс в грязном, жестоком мире. И если ради этого надо срубить пару голов – так почему бы и нет? Лес рубят – щепки летят!

Знаете, что самое смешное – нынешние так называемые либералы носят эту книгу как некую библию. Это они – Руматы, слегка пьяные и сумасшедшие среди уродов и фашистов. Это они, либералы-прогрессоры, вынужденные жить среди нас, негодяев, и продвигающие светлую идею демократии в массы непросвещенного российского народа. А за спиной у них стоит могучая и светлая Земля! То бишь – Западный Мир, самый лучший, самый светлый, самый просвещенный! И если ради продвижения прогресса надо срубить пару голов... нет, не так: разбомбить, разорвать снарядами, сжечь пару миллионов, или пару десятков миллионов людей, так это же ради демократии! Это же ради прогресса! Это ради них самих, этих людей.

Вот так прогрессоры западного мира несли демократию в Сербию. И все ради демократии и свободы! Все ради этих людей, которых бомбили!
Вот так прогрессоры западного мира несли демократию в Сербию. И все ради демократии и свободы! Все ради этих людей, которых бомбили!

Ну да – поддерживаются и даже создаются террористические организации по всему миру, создается хаос, в котором просвещенные прогрессоры ведут свою кропотливую, планомерную работу по созданию светлого будущего человечества. И это нормально! Помните, как Румата финансировал террориста, бунтовщика? И тогда это мне не казалось странным! Ну как может быть странным тот факт, что прогрессор поддерживает народно-освободительные движения против кровавого режима?

Похоже, правда? Очень похоже. И от этого грустно до самой глубины души.

Только вот какая штука… книга-то написана когда? В советское время! Именно тогда, когда Стругацкие еще не были махровыми либералами. Когда у них еще не произошел какой-то внутренний надлом, заставивший их потом писать эдакие туманные антиутопии, в которых они вдруг попытались «побороться» с «режимом», в котором выросли, получили все блага, которые только могли получить писатели, и жили припеваючи и без всяких забот и проблем.

Так вот, «Трудно быть богом» описывает то, как советская власть боролась за светлое будущее во всем мире! Да, мы поддерживали террористические организации, подобные Хамас и иже с ним. Да, мы финансировали «народно-освободительные движения», и радостно принимали у себя самых настоящих людоедов (Бокасса) – лишь бы они провозгласили себя друзьями СССР. Финансировали подрывные организации и «коммунистические партии», частенько состоявшие из пары-тройки проходимцев, и занимавшиеся лишь тем, что сосали деньги из «глупых советских». И те же Стругацкие оправдывали эти действия, и считали их вполне нормальными, в ранге положенности!

Это Жан-Бедель Бокасса, друг Советского Союза. В Артеке его приняли в почетные пионеры. И ему очень понравились красивые, и наверное вкусные детишки. За ним в личном боинге возили запас консервов из человеческого мяса, он не мог долго без него обходиться. А вот в этой трости у него имелся острый длинный клинок, которым он однажды убил своего министра. Приказал его приготовить с рисом, пригласил его семью и заставил их есть своего отца и мужа.
Это Жан-Бедель Бокасса, друг Советского Союза. В Артеке его приняли в почетные пионеры. И ему очень понравились красивые, и наверное вкусные детишки. За ним в личном боинге возили запас консервов из человеческого мяса, он не мог долго без него обходиться. А вот в этой трости у него имелся острый длинный клинок, которым он однажды убил своего министра. Приказал его приготовить с рисом, пригласил его семью и заставил их есть своего отца и мужа.

Вы можете сказать, что такого не может быть. И что они всегда были эдакими борцами против советского режима. Так вот это полная ложь! То, как они рисовали будущее Земли не оставляет никаких сомнений – они верили в полную победу коммунизма во всем мире («Мир полдня»). И на самом деле этот самый мир коммунизма, который провозглашали Стругацие, был страшен. На самом деле страшен!

Очень хорошо, до боли, до полной ломки шаблона показал это Сергей Лукьяненко в одной из своих книг. Помните, как воспитывали детей в Мире Полдня? Их забирали в интернаты, где мудрые Наставники определяли, к какой деятельности пригоден ребенок. Я читал это в юности, и мне почему-то не казалось странным – как это так? Взять и забрать детей у родителей! Лишить их детства! А вот это определение способностей какими-то там чужими людьми – гожусь я на что-то, или нет? Какое право они имеют так делать? Я что им, винтик в машине? Я человек!

И это страшно. Человек, низведенный до состояния винтика. Лишенный своей воли, своей жизни. У Лукьяненко молодой человек, парень, которому сказали, что он не может быть поэтом, так как они считают, что его стихи нехороши, покончил с собой. В Мире Полдня, который развил и обнажил Лукьяненко, есть специальное место, гигантский крематорий-жерло, в котором сжигают трупы умерших, а еще – там может умереть любой, кто устал, кто не хочет жить. Представьте, как удобно – тебя не устраивает эта жизнь? Тебе не нравятся наши порядки? Наставники не нравятся? Так иди, и прыгни в жерло вулкана. Сгори в аду!

Последние годы я нередко думаю о прочитанном в юности, о тех же Стругацких, и каждый раз с горечью констатирую – не сотвори себе кумира. Идет время, меняется мировоззрение, мы сами меняемся, становимся умнее, прозорливее, начинаем видеть яснее. И вдруг оказывается – а король-то голый! Мы увидели! Прозрели! Оказалось, что методы прогрессорства ничем не отличаются ни у коммунистического «народного режима», ни у «гнилого запада», на своих ракетах несущего демократическое просвещение «диким» народам. А писатели, которые позиционируются как рупор честности и морали – легко служат любому режиму. ЛЮБОМУ. Их может использовать кто угодно. Они легко славят коммунистов, а потом так же легко прославляют либеральную буржуазию. А иногда – служат и тем, и другим сразу. И вот эти – самые что ни на есть гениальные писатели. Потому что служить одновременно и Богу и Сатане может только настоящий Гений.

Ну а кто тут Бог, а кто Сатана – каждый решит для себя сам. Я не собираюсь навязывать свое мнение. Я не служу двум господам. Я не Гений, я простой «коммерческий» писатель, развлекающий вас всякой приключенческой чепухой.

Думайте, господа. Думайте…