Александр Навагин
Пастор секты свидетелей Xiaomi, любитель металла, футбола, рыбалки, истории. Почти инженер и историк по образованию, шут по призванию, чудак по жизни

Эгоизм и альтруизм: очень тонкая грань и общие корни

© The Psychological Hook
© The Psychological Hook

Альтруизм принято считать одной из главных человеческих добродетелей. Готовность действовать ради других людей, не учитывая личных интересов (а то и жертвуя ими), построенную на безвозмездной основе, в обществе всегда восхваляли, относя к самым благородным проявлениям.

Но альтруизма в чистом виде почти не существует, а многие его проявления имеют общие корни с эгоизмом – антагонистической чертой характера, многими относимой к негативным характеристикам человека. Почему так – сейчас попробую объяснить.

Корни альтруизма

Корни альтруистических побуждений уходят в седую историю, во времена, когда наши предки еще были лохматыми, четвероногими, и жили в лесах. Для человекообразных обезьян, которые были социальными животными, залогом выживания было сохранение стада в целом. Поэтому в ходе естественного отбора наиболее конкурентными и жизнеспособными оказывались группы, представители которых не проявляли чрезмерной агрессии к соплеменникам, но зато периодически оказывали поддержку друг другу.

Альтруизм в современном виде зародился в первобытную эпоху © New Historian
Альтруизм в современном виде зародился в первобытную эпоху © New Historian

Позднее, уже во времена не столь далеких наших предков (вроде кроманьонцев) значимость альтруистических поступков для их общества стала еще выше. Распространение людей привело к ужесточению внутривидовой конкуренции, возникающей между общинами, борющимися за место под солнцем. В таких условиях крепко воцарилось явление, именуемое в среде ученых «парохиальный альтруизм».

Парохиальный альтруизм – это форма альтруизма, носящая избирательный характер и проявляемая только в отношении узкого круга близких лиц. Бескорыстные поступки человека, не учитывающего личных интересов, но нацеленные на благо «своих», могли сопровождаться крайними проявлениями жестокости в отношение «чужих». Такое поведение было выгодным с точки зрения выживаемости конкретных общин, поэтому черты, способствующие ему, закреплялись в ходе эволюционного отбора.

Причиной войн первобытной эпохи часто становился именно парохиальный альтруизм – желание обеспечить жизненным пространством своих, вытеснив чужих © earth-chronicles.ru
Причиной войн первобытной эпохи часто становился именно парохиальный альтруизм – желание обеспечить жизненным пространством своих, вытеснив чужих © earth-chronicles.ru

Представим ситуацию: человек видит пожар в соседнем доме и самоотверженно бросается спасать из горящей квартиры людей, не думая о последствиях для себя. Альтруистический ли это поступок? Безусловно, да, и это деяние заслуживает награждения медалью «За спасение погибавших». А теперь взглянем на общую картину шире и представим, что эти действия по спасению семьи друзей или родственников также повлекли за собой гибель десятка абсолютно незнакомых людей, на которых спасавшему было плевать. Вот это и есть пример парохиального альтруизма: жертвуем чужими, думая лишь о своих.

Именно из парохиального альтруизма идут корни альтруизма в том понимании, каком его привыкли видеть мы. Однако из той же области происходит и эгоизм. При этом, в большинстве случаев оба этих явления в абсолютно чистом виде не существуют в реальности, в силу сложного устройства человеческого сознания и его психологии.

Альтруизм и эгоизм в чистом виде: какие они

Описать альтруизм и эгоизм в чистом виде очень легко. Чистый альтруизм – это действия человека во благо другому, свершаемые им бескорыстно, без учета личных интересов или даже наперекор им. Чистый эгоизм – это, напротив, действия человека, направленные на извлечение максимальной выгоды для себя, при полном игнорировании интересов остальных людей.

В качестве примера чистого альтруизма можно привести ситуацию из фильма «Seven Pounds», в котором герой Уилла Смита жертвует органы, а затем совершает самоубийство, с целью спасения максимального количества людей. Там не все так просто (мы к этому еще вернемся), но общий посыл, думаю, понятен: умри, спасая других.

© Emaze
© Emaze

Иллюстрацией проявления чистого эгоизма часто являются киношные злодеи, готовые уничтожить человечество и/или повергнуть мир в хаос ради завоевания абсолютной власти над ним. Конкретный пример привести сложно, хотя таких немало.

Однако крайние проявления альтруизма и эгоизма не свойственны среднестатистическому человеку. Этому мешает инстинкт самосохранения, доставшийся нам от животных предков и в ходе эволюции трансформировавшийся в более совершенное чувство самосохранения, движимое уже сознательными мотивами (а не только «прошивкой», записанной в мозг генами, как у более простых живых существ).

Проявления чистого альтруизма в нормальных (и близких к ним) условиях блокируются чувством самосохранения. Матросовы, ложащиеся грудью на амбразуру ради спасения однополчан от огня, возможны только в экстремальных ситуациях, на фоне большого стресса, в том числе, и на войне. Если спроецировать их в графическом виде на шкалу нормали, то люди, свершившие такие поступки, окажутся по краям графика, в то время как большинство будет в центре.

Кривая нормального распределения. Чисто альтруистические и чисто эгоистические поступки находятся по краям
Кривая нормального распределения. Чисто альтруистические и чисто эгоистические поступки находятся по краям

Проявления абсолютного эгоизма тоже блокируются здоровым мозгом, не испытывающим чрезмерного стресса, с помощью механизмов самосохранения. Конечно, вполне реально на черном рынке приобрести пулемет и расстрелять из него фургон инкассаторов или напасть на банк, чтобы получить миллионы. Но любой психически здоровый человек понимает, что после этого его жизнь никогда не будет прежней (если его вообще не убьют в ходе защиты или при задержании). То же самое касается и ситуаций попроще. Ради удовлетворения собственных интересов можно наплевательски отнестись к окружению, близким, но в итоге может оказаться, что выгода не так ценна, как принесенная жертва в виде изменений в жизни.

В итоге мы получаем картину, в которой абсолютные проявления альтруизма и эгоизма в чистом виде относятся к категории маргинальных. То есть такими, которые «нормальному» (среднестатистическому) человеку не свойственны. Они обычно совершаются или людьми с нарушениями душевного здоровья, или в экстремальных условиях, когда от чрезмерного стресса (который тоже есть суть болезненное состояние) «срывает крышу» и самосохранение не работает.

Обычные же поступки, регулярно свершаемые людьми в повседневной жизни, и оцениваемые другими как эгоистические или альтруистические, не носят абсолютного характера, имеют смешанную природу.

Эгоистический альтруизм и альтруистический эгоизм

Смешанная природа альтруистических и эгоистических поступков означает, что в любом из таких деяний можно найти черты, свойственные противоположному. То есть, «добро» может вершиться во имя личных интересов, а «зло» – ради какой-то цели, расцениваемой действующим лицом как всеобщее благо. Люди, сами того не замечая, регулярно проявляют альтруизм, руководствуясь эгоистическими побуждениями, и наоборот.

Чтобы убедиться в этом, достаточно проанализировать эмоциональное состояние человека до, во время, и после совершения какого-то действия. Многие люди (если не почти все), добровольно оказывая бескорыстную помощь другим, переживают в итоге улучшение эмоционального фона. К примеру, человек в не очень хорошем настроении видит, что тяжело больному ребенку требуется помощь, и жертвует денег на его лечение. В момент передачи средств он переживает душевный подъем.

Помогая другим, человек сам получает удовлетворение © 1pnz.ru
Помогая другим, человек сам получает удовлетворение © 1pnz.ru

После совершения акта благотворительности настроение, как правило, улучшается. Человек, осознавая, что он сделал доброе дело, испытывает чувство удовлетворения, его самооценка повышается. При этом задействуются те же структуры мозга, те же биологические механизмы, что и при получении удовольствия от эгоистического поступка. Радость человека, из альтруистических побуждений пожертвовавшего деньги или оказавшего иную помощь, имеет ту же природу, что и радость нашедшего и присвоившего себе кошелек с кругленькой суммой.

Очень часто (в большинстве случаев) мы совершаем хорошие дела, руководствуясь эгоистическими побуждениями. Упомянутый фильм «Seven Pounds» является хорошей иллюстрацией этого. Главный герой пожертвовал в конечном итоге семь частей своего тела, чтобы спасти других людей. Но делал он это не потому, что вдруг решил без каких-либо поводов, будто семь чужих жизней важнее, чем одна его. В начале картины персонаж Уилла Смита стал виновником ДТП, в котором погибло семеро людей. По этому поводу он испытывает душевные муки и приходит к выводу, что единственным способом искупления вины может стать спасение семи других жизней, ценою собственной.

Кадр из фильма Seven Pounds
Кадр из фильма Seven Pounds

Если «копнуть глубже», то становится ясно, что мотивацией для героя фильма является вовсе не чистый альтруизм. Избранный вариант искупления вины попросту показался ему единственным способом утолить свои страдания. Не сделав этого, он бы в любом случае не смог спокойно жить. Самопожертвование оказалось наиболее подходящим способом ухода из зоны дискомфорта. А ведь подобная мотивация как раз и является ключевой для поступков эгоистического характера: «мне сейчас некомфортно, сделаю вот так, и тогда мне будет лучше».

Я специально привел в пример не реальный случай, а киношную ситуацию, чтобы показать, что даже у акта самопожертвования могут быть эгоистические корни. Оказывая другим посильную помощь на протяжение всей жизни, герой мог бы спасти не 7, а 77 или 777 жизней, но он выбрал другой путь. Конечно, такой сценарий был бы скучным, поэтому кино об этом никто не снял. А так мы получили интересный фильм и яркий пример того, что альтруистическое самопожертвование может иметь эгоистические корни.

Если говорить о ситуациях из реальной жизни, которые не столь примечательны, то примеры эгоистического альтруизма или альтруистического эгоизма мы видим везде. Добрые поступки, мотивацией и итогом которых является повышение настроения и самооценки, имеют именно эгоистические корни. Свершая их, люди не получают материальной отдачи, но зато обретают психологическое удовлетворение. А оно порой даже важнее удовлетворения материального.

Заключение

Большинство проявлений альтруизма имеет эгоистические корни. Занимаясь волонтерством, жертвуя средства людям на лечение, давая другим деньги в долг на неопределенный срок или просто помогая вставшему на обочине человеку починить машину, мы не только думаем, что просто отдаем свои ресурсы, не получая ничего взамен. Почти каждый при этом еще и испытывает удовлетворение от того, что он, пожалуй, не так уж плох и не последний человек на этой земле, что способствует улучшению морального состояния.

В этом нет ничего плохого, поэтому разумного эгоизма не стоит стыдиться или осуждать его. Не нужно думать, что если вы делаете добро сугубо ради получения удовольствия – то вы плохой. Нет, все в порядке, так и должно быть. Это – особенности нашего мозга, сознания, обретенные в ходе эволюции.

Ведь подумайте: а что было бы, если бы все люди проявляли чистый альтруизм, не получая от этого ни материального, ни морального удовольствия? А было бы очень плохо. Ведь если все готовы безрассудно идти на самопожертвование ради других, то надолго их не хватит. Наш вид бы попросту вымер, даже не успев развиться из архантропов в кроманьонцев, или, тем более, Homo Sapiens Sapiens.

Поэтому, если вы делаете добро, руководствуясь эгоистическими побуждениями, и делаете это только потому, что от этого поднимается настроение, растет самооценка – это прекрасно. Научитесь получать от этого максимум удовольствия и по возможности помогайте другим, не обижая себя.