Пастор секты свидетелей Xiaomi, любитель металла, футбола, рыбалки, истории. Почти инженер и историк по образованию, шут по призванию, чудак по жизни

Хотите самый безопасный авто? Берите самый быстрый

Хотите самый безопасный авто? Берите самый быстрый
Почему быстрые суперкары - одни из самых безопасных автомобилей © The Manual

Вы что-нибудь слышали о недавних смертельных авариях в «Формуле-1»? Наверное, нет. И правильно, потому что последним пилотом, погибшим прямо на трассе, был Айртон Сенна, разбившийся в 1994 году. После него был Жюль Бьянки, который в 2015 году умер от полученных на трассе травм, спустя полгода после аварии. Всего две гибели за 30 лет, а если с учетом тестовых заездов – три (Сенна в 1994, Альборето в 2001 и Бьянки в 2015).

А ведь это – «Формула», где средние скорости переваливают за 200 км/ч, максимальные – превышают 400 км/ч, а аварии и столкновения случаются регулярно. Конечно, играет свою роль высокое мастерство пилотов, но если авария уже произошла – оно не поможет избежать травм и выжить. Ключевую роль отыгрывает именно конструкция болида, заточенная на обеспечение максимальной пассивной безопасности.

Спорткары – самые безопасные

Если говорить не о специальных болидах, а спорткарах для дорог общего пользования, то тут скоростные автомобили тоже уверенно обходят всех по уровню безопасности. Ричард Хаммонд, ведущий передач Top Gear и Grand Tour, в 2006 году попал в аварию на скорости свыше 400 км/ч, был в коме почти 2 недели, но поправился и вернулся к работе.

В 2017 он разбил суперкар Rimac Concept_One, который в итоге сгорел, но ведущий при этом отделался травмой ноги. Вообще, ведущими этих программ и Стигом (таинственным гонщиком) был разбит далеко не один суперкар, но травма Хаммонда в 2006 остается самой серьезной.

Среди непрофессионалов тоже можно вспомнить о случаях неудачного пилотирования спорткаров со счастливым итогом. В 2013 году белорусско-украинский футболист Артем Милевский в нетрезвом состоянии не справился с управлением и налетел на своем Ferrari California (может разогнаться свыше 300 км/ч) на отбойник трассы.

Автомобиль восстановлению не подлежал, но сам футболист вообще не получил заметных повреждений. Будь на месте спорткара условный «Фокус» или «Гольф» – и, возможно, не играть сейчас Миле за брестское «Динамо», а лежать «six feet under» на минском или киевском кладбище. Но, к счастью, уровень пассивной безопасности спорткара позволил избежать не то что трагических, а вообще, любых серьезных последствий для здоровья.

Почему уровень безопасности спорткаров выше, чем у обычных машин

Кажется, что чем выше скорости – тем выше риски. Ведь многие серийные авто, которые успешно проходят краш-тесты, проводимые обычно на скоростях менее 100 км/ч, в реальном ДТП на 120-150 км/ч не могут спасти жизни людей в салоне. Так почему же тогда спорткары, которые могут гнать и 200, и 300, и даже иногда 400 км/ч, безопаснее?

Этот Lamborghini въехал в автобус, но никто не пострадал © Yahoo
Этот Lamborghini въехал в автобус, но никто не пострадал © Yahoo

Репутационные соображения

Для многих компаний, производящий спорткары, их выпуск – это не только прибыль, но и реклама. Концерн Volkswagen, по некоторым данным, вообще терял на каждом Bugatti Veyron более $5 млн, продавая машины по $2-3 млн, при себестоимости в 8 млн. Но выпуск первого серийного авто с мотором более 1000 л.с. послужил хорошей рекламой, сделав корпорацию лидером не только по объему продаж, но и уровню технологий.

Чтобы успешно находить покупателей для своих спорткаров, компании вынуждены заботиться о запасе по качеству и безопасности. Смертельные ДТП с участием моделей, выпускаемых миллионами, неизбежны. Ведь их проектируют с учетом обеспечения пассивной защиты при езде по правилам, а не гонкам на 300 км/ч по трассе. А вот спорткару, выпускаемому в количестве пару десятков в год, репутация автомобиля, в котором разбиваются насмерть, явно не пойдет на пользу.

В этой аварии Ferrari 458 пострадало двое, никто не погиб

Управляемость и динамика

Когда-то Энцо Феррари сказал:

Аэродинамику придумали те, кто не умеет строить мощные моторы.

Однако эта фраза для автомобилей уже неактуальна. Конечно, с мощным ракетным движком и кирпич можно разогнать до сверхзвуковой скорости, но если речь о серийном спорткаре, пригодном для езды по общим дорогам – с аэродинамикой и управляемостью приходится считаться.

Технологии ДВС не позволяют просто так взять и создать мотор на несколько тысяч лошадок, который поместится под капот спорткара. Поэтому важно минимизировать сопротивление воздуха кузову. А чтобы гонять 300+ км/ч, нужно не только поставить мощный движок, но и обеспечить хороший зацеп колес с трассой, управляемость.

Продуманные системы, улучшающие зацеп и управляемость, делают быстрые спорткары менее склонными к попаданию в «простые» аварии. Там, где обычная легковушка на высокой скорости потеряет сцепление с трассой, уйдет в занос или улетит в кювет, спортивный автомобиль удержится и поедет дальше. Эта особенность снижает аварийность.

Стоимость производства

Малые масштабы производства самых быстрых автомобилей делают их дорогим удовольствием. Но, вместе с тем, некоторые улучшения не сильно удорожают конструкцию на общем фоне. Допустим, усиление структуры кузова авто, призванное поднять максимальную скорость лобового столкновения, при котором водитель гарантированно выживает, со 100 до 200 км/ч, сделает машину дороже на $10 тыс.

В итоге Ferrari, стоимостью $200 тыс., станет дороже всего на 5%, что не критично для покупателей. А вот какой-то Ford Focus после этого подорожает на 50%, приблизившись по цене к более высококлассной Toyota Camry. Это серьезный удар по его позициям, ведь бюджетный авто класса B за $30 тыс. проиграет конкуренцию аналогам по $10-20 тыс. Поэтому в массовых моделях инженеры ограничиваются обеспечением безопасности, требуемой стандартами, но не более того.

Этот Ferrari разбился на скорости 320 км/ч, водитель попал в больницу, но выжил

Практичность в использовании

Быстрый спорткар – это машина для одного-двух человек, способная радовать и производить адреналин в организме. Никто не требует от него большого багажника, просторного салона на 5-7 человек, высокого клиренса или способности подвески отрабатывать одинаково хорошо как с одним только водителем, так и тещей на заднем сидении и тремя мешками картошки в багажнике. Главное, чтобы он быстро ехал, хорошо управлялся, а водителю не было неудобно.

Такой подход позволяет жертвовать практичностью в угоду безопасности. И пускай салон будет теснее, багажник – меньше (или вообще отсутствовать), демпфирующие сминаемые зоны – шире, а капот и задняя часть – крупнее, но зато при аварии на высокой скорости гонщик не погибнет. Для самых быстрых автомобилей это гораздо важнее, чем удобство повседневного использования семейным человеком.

Водитель и пассажир этого Lamborgini отделались легкими травмами © HometownLife
Водитель и пассажир этого Lamborgini отделались легкими травмами © HometownLife

Внимание участников движения

На дорогах общего пользования спорткар, даже при езде в рамках правил, привлекает внимание других водителей. Понимая, что рядом с ними Ferrari/Lamborghini/Porsche 911/Lotus, который может и обогнать резко, и маневр совершить, а если столкнуться с таким – никакая страховка не покроет, водители становятся сосредоточеннее и внимательнее. Это снижает риск попадания в ДТП.


Сочетание продуманной в плане безопасности конструкции кузова, отличной управляемости, систем стабилизации, мощных тормозов и других технических решений делает самые быстрые автомобили одновременно и самыми безопасными.

Естественно, никто не может гарантировать, что пилот «Ламборгини» выживет, если на скорости 200 км/ч вылетит на встречку и врежется в «КамАЗ». Но при езде в рамках правил, или даже с небольшим превышением, высокий уровень безопасности спорткаров позволяет или избежать ДТП, или обойтись без серьезных травм даже если машина разбита.