Александр Навагин
Пастор секты свидетелей Xiaomi, любитель металла, футбола, рыбалки, истории. Почти инженер и историк по образованию, шут по призванию, чудак по жизни

Pasta su orecchie – наше любимое блюдо: почему мы рады обману на экране

© Pixabay
© Pixabay

«Лапша на ушах» – звучит как-то грубо и абсолютно недостойно высокого поэтического слога, так что не зря я для заголовка выбрал итальянский перевод этого фразеологизма, по аналогии с выражением «pasta al dente», означающим один из видов готовки пасты. Ведь итальянский – такой язык, что на нем тебя могут крыть нелицеприятными эпитетами, а звучать это будет как песня. Но речь сейчас пойдет не о романской фонетике и не о тонкостях приготовления макаронных изделий «на зубок».

А поговорим сейчас о том, почему же многих возмущают всевозможные ляпы, исторические нестыковки, неточности и откровенно сказочные повороты сюжета на экране или в книгах, но при этом никто не собирается лишать свою жизнь этих видов искусства. Каждый не раз в своей жизни замечал, что тот или иной сюжет откровенно наивен, а там показывают какую-то выдумку, гордо заявляя, что «снято на основе исторических фактов».

Ладно, если бы речь шла о дешевой мыльной опере, где Педро и Хуанита чудесным образом преодолевают любые препятствия и козни врагов, чтобы в 100500-й серии наконец сойтись и жить вместе долго и счастливо. Тут то все понятно. Сценаристам подобного синематографа серии эдак после сотой уже не обойтись без текилы, чтобы придумать очередной поворот, а целевая аудитория и такое употребит за милую душу. Но ведь речь не только о бразильском (мексиканском, турецком – выбирай на любой вкус) «мыле», но и произведениях посерьезнее.

Смотря любой фильм беспристрастным взглядом, можно заметить мелкие недоработки и ляпы, слишком оптимистические, а то откровенно фантастические повороты сюжета. Иногда герои действуют совершенно нерационально, причем касается это как положительных, так и отрицательных персонажей.

Правилом хорошего тона для киношного главного злодея считается, после поимки героя, не нейтрализовать его сразу, а позлорадствовать, поделиться планами, раскрыть секреты, вспомнить биографию, п̶о̶ч̶и̶т̶а̶т̶ь̶ ̶с̶к̶а̶з̶к̶у̶,̶ ̶с̶п̶е̶т̶ь̶ ̶п̶е̶с̶е̶н̶к̶у̶,̶ ̶с̶т̶а̶н̶ц̶е̶в̶а̶т̶ь̶ ̶ч̶е̶ч̶е̶т̶к̶у̶… В общем, делать что угодно, чтобы дать ему шанс на спасение.

Batman: The Enemy Within
Batman: The Enemy Within

Мы явно понимаем, что все это наиграно и невозможно в настоящей жизни, но все равно переживаем за героев, сочувствуем им, испытываем целый спектр эмоций от просмотра ленты. И это несмотря на то, что по факту подобное восприятие является типичным примером наслаждения от поедания макарон, которые заботливо развешали на наших ушах режиссеры и сценаристы.

Я сам обманываться рад…

Как писал «наше все» Александр Сергеевич: «Ах, обмануть меня не трудно! Я сам обманываться рад!». В этом и заключается главная причина, почему мы любим нереалистичные произведения литературы и кинематографа, каждый раз с упоением погружаясь в книжку или происходящее на экране. Нам самим хочется этого, чему есть вполне логичное объяснение.

Мир художественной литературы и кино как раз и манит тем, что отличается от нашего привычного окружения. Конечно, есть любители артхаусного кино, где все столь же печально (а то и хуже), трудно, скучно, как и у нас, и в конце все умерли. Но большинству нравятся именно книги и фильмы, где все иначе, а в конце ждет happy end. Таким образом мы пытаемся на время покинуть этот мятежный мир, отвлечься от рутины, погрузившись в происходящее на страницах или экране.

Представьте рыцарский роман, где герой – не отважный Ланселот, лихо сражающийся с врагами и преодолевающий проблемы, а настоящий рыцарь – брутальный мужлан, пусть и благородных кровей, но последний раз видевший баню полгода назад. И будни его состоят не из поисков Грааля или пути к сердцу леди Гвиневры, а задач более приземленных и менее лицеприятных.

© Pinterest
© Pinterest

Хотелось бы вам почитать или посмотреть кино о настоящих «героических приключениях рыцаря»? Например, таких, как борьба с клопами и вшами при ночлеге в холодном замке, попытки справить естественную нужду, будучи облаченным в тяжелый доспех в походе, или сражение с дизентерией после питья воды из грязного озера? Войны и турниры – они ведь не каждый день случались. Если вы историк, желающий ознакомиться со средневековым укладом жизни – тогда возможно, подобное произведение вас заинтересует, но если нет – сильно сомневаюсь.

То же самое касается и всевозможных боевиков, драм, детективов. Смотреть, как бравый герой лихо кромсает из автомата орды врагов, отделываясь парой царапин и синяков – это интереснее, чем наблюдать за картиной реальной спецоперации, осторожной и скучной.

Die Hard 6
Die Hard 6

Следить за двумя влюбленными сердцами на экране гораздо интереснее, чем за их скучными буднями. Да и видеть, как мудрый Шерлок Холмс с помощью дедуктивного метода строит феноменальные выводы, изобличая воров и убийц – картина тоже гораздо более захватывающая, чем наблюдение за работой настоящего следователя из райотдела. Все куда красивее, чем в реальности, но именно этого и просит наша душа.

Чистая психология

Наблюдая за не очень реалистичными событиями и сюжетными линиями, поначалу мы можем замечать их фантастичность и возмущаться этим. Но только до момента, пока не погрузимся в происходящее глубже, принимая его ближе к сердцу. Разница между хорошим и плохим фильмом или книгой как раз и состоит в том, что в первом случае момент достаточного погружения наступает быстро, а во втором – может вовсе не наступить.

Особенности нашей психики таковы, что следя за судьбой киношного или литературного персонажа – мы постепенно сосредоточиваемся на ней, выбрасывая из головы мысли о насущных проблемах из реального мира. Они никуда не уходят, но мозг «сворачивает в фон» эти задачи: просматривая вечерком захватывающий фильм, мы не думаем о том, что завтра рано на работу или что надо еще заехать в сервис и починить машину. Эти мысли если и приходят – то только в моменты пауз, когда на экране или странице не происходит «экшена».

Отвлекаясь от мыслей реального мира, мы начинаем сопереживать героям, подсознательно ассоциировать их с ними. И вот тут включается тот самый механизм, благодаря которому мозг сам рад обманываться, употребляя вышеупомянутую «pasta su orecchie».

©  Medium
© Medium

Наблюдая за фантастическими похождениями героя, мы неосознанно проецируем их на себя, начиная переживать эмоции за персонажа. Ведь где-то в глубине души ощутить себя суперменом, спасающим планету от мирового зла гораздо приятнее, чем вспоминать, что ты простой Вася/Петя/Коля/Серега, у которого скучная работа, жена, двое детей и кредит за квартиру.