Александр Навагин
Пастор секты свидетелей Xiaomi, любитель металла, футбола, рыбалки, истории. Почти инженер и историк по образованию, шут по призванию, чудак по жизни

Почему экология — наука о защите человека, а не природы

© The Costa Rica News
© The Costa Rica News

Что должно сделать человечество для того, чтобы принести природе максимальную пользу? Наверняка большинству в голову придет что-то попсовое и распиаренное. «Отказаться от химии в сельском хозяйстве», «перестать жечь нефть и уголь», «перейти на альтернативную энергетику», «сохранить все виды, находящиеся под угрозой», «прекратить загрязнять водоемы и почву» или тому подобная ерунда.

Нет, на самом деле лучшее, что может сделать человечество — устроить ядерную войнушку. Не такую, чтобы всю планету в клочья и радиоактивный пепел (если правильно бабахнуть — это осуществимо), но достаточную для искоренения Homo Sapiens с лица Земли. Или хотя бы такую, чтобы останки цивилизации вернулись к пещерному состоянию.

Без вмешательства человечества в ход различных процессов на планете природа вернется к состоянию этакого «идеала». После ядерной катастрофы многочисленные виды, от амебы до синего кита, начнут с десятикратным пылом борьбу за жизненное пространство в суровых условиях. Одни вымрут, другие эволюционируют, а третьи расширят ареалы обитания. Изменятся и стабилизируются пищевые цепочки.

Вымирание динозавров стимулировало эволюцию и разнообразило жизнь на земле © The Daily Beast
Вымирание динозавров стимулировало эволюцию и разнообразило жизнь на земле © The Daily Beast

Под воздействием умеренного излучения, от пресловутого радиоактивного пепла увеличится частота мутаций. Это поспособствует ускорению эволюции и образованию новых видов живых организмов. Красота, да и только! Вот уж где истинное процветание природы. Только есть одна проблема: такого рода процветание нам явно не на руку. Ведь это настоящая экологическая катастрофа. А человечество, напротив, заинтересовано в том, чтобы все оставалось как есть. За это ратуют экологи, различные природоохранные организации, «зеленые» активисты.

Застой в биосфере — это не процветание. Напротив, он приводит к замедлению эволюционных процессов, деградации видов, оставшихся замкнутыми в своей экосистеме. Малейший катаклизм, и мы можем наблюдать ситуацию, когда беззащитными оказываются те организмы, которые раньше переживали и встряски посерьезнее. И таким образом мы приходим к первому ответу на вопрос, почему наука экология призвана защищать не природу, а именно человечество.

Почему «сефрическая в вакууме» защита природы — бессмысленна

Природа — система самоорганизующаяся, способная приходить к сбалансированному состоянию. Не за год и даже не за век, а за тысячелетия и миллионы лет, но все же. Когда один вид вымирает, его место быстро занимает другой. Стоило дедушке Мао в конце 50-х призвать китайцев на войну с воробьями, и вместо них расплодились другие, более мелкие вредители, конкурировавшие с этими птицами или служащие им пищей. Это была настоящая катастрофа с гуманитарной точки зрения.

Китайский агитплакат того времени © The Brown Page
Китайский агитплакат того времени © The Brown Page

Вредители истребляли урожай, от голода умерло до 30 млн китайцев. Воробьев пришлось импортировать из других стран. Птиц натуральным образом свозили в КНР вагонами, чтобы восстановить баланс в экосистеме. Но несмотря на катастрофичность для людей, для природы это был никакой не вред, а лишь «увлекательный квест», с которым она бы запросто справилась. Правда, большинство китайцев к тому моменту могли и не дожить.

Аналогичным образом природа склонна к восстановлению баланса в любых других ситуациях. Ядерные взрывы, парниковый эффект, таяние ледников и повышение уровня океана, падение астероида — не имеет значения. Рано или поздно природа придет к состоянию баланса. Лишь бы на Земле сохранялись остатки жизни, а остальное — наживное. Все это вовсе не вредит природе, а лишь вносит коррективы в сложившийся ход вещей.

Действительно навредить биосфере можно, лишь полностью искоренив жизнь на планете. Да и то останется шанс, что за какие-то пару-тройку миллиардов лет жизнь опять возродится. Главное, чтобы наше светило к этому моменту не превратилось в красного гиганта. Но речь лишь о биосфере. Если говорить о природе в целом, как о материальном мире Земли, навредить ей можно, лишь уничтожив планету.

© RawStory
© RawStory

Но и тут вырисовывается интересный момент. Дело в том, что какой-то шарик, состоящий из раскаленного металла внутри и минералов с водой снаружи, в масштабах Вселенной — ноль без палочки. Существует этот булыжник диаметром 12,7 тыс. км или нет — вопрос важный только для людей. А для природы в лице всей Вселенной это не имеет значения. У нее таких еще «миллиард миллионов» про запас. И все это — природа, пусть и неживая.

Человечество — капля в масштабах океана всего мироздания. Конечно, блохи способны закусать собаку до смерти (а грузинские блохи еще и затоптать ее, услышав лезгинку). Но на фоне Вселенной мы не то что не блоха, а даже не волосок на ее теле. Поэтому повлиять серьезно на природу за пределами своей планеты не способны. Мы то и покинуть Землю, не в качестве осторожного туриста, а полноценно «понаехать» куда-то, пока не умеем.

© Pikabu
© Pikabu

И вот мы снова подходим к выводу, что цель экологии — все же не защищать природу ради защиты (затея столь же бессмысленна, как наполнение цистерны пипеткой), а защищать человечество путем сохранения оптимальных условий для его проживания.

Защищая природу, защищаем себя

Парниковый эффект, который вызовет подъем океана, природе не навредит. Для нее он будет лишь увлекательным приключением. А вот людям затопление целых регионов подложит жирную свинью. Поэтому борьба с глобальным потеплением — не чья-то прихоть, а забота о сохранении нынешних условий на планете.

Так будет выглядеть Европа, если все льды растают © National Geographic
Так будет выглядеть Европа, если все льды растают © National Geographic

И не важно, что есть весомые аргументы против теории глобального потепления. Тут лучше перестраховаться. Ведь если начнется затопление, и куча народу с прибережных регионов хлынет в страны, расположенные повыше, начнется гуманитарная катастрофа. Европа и сейчас-то не лучшим образом справляется с наплывом мигрантов. Представьте, что случится, если беженцев будет в десять или сто раз больше.

Конечно, на волне популярности проектов, направленных на защиту окружающей среды, рождается много сомнительных затей. Немало людей таким образом находят себе место под солнцем, получая возможность заниматься не шибко полезными исследованиями, пилить бюджеты и гранты, устраивать популистские акции.

Не имеют какого-то рационального смысла действия по сохранению видов, исчезнувших в по-настоящему дикой природе (зоосады и заповедники в десяток квадратных километров не в счет), или клонированию и восстановлению тех, кто совсем вымер (вроде додо или мамонта). Их экологические ниши заняли другие, и никакой катастрофы не случилось. Восстановив до исторических размеров популяцию какого-то вымирающего вида, можно столкнуться с неожиданными последствиями.

Те же большие панды, коих осталось примерно 2 тыс. голов, по большому счету нужны, как и произведения искусства, главным образом в культурных целях. Их и мало осталось потому, что прежняя экологическая ниша значительно сузилась. Чтобы увеличить популяцию до, например, 100 тыс. голов, придется жертвовать интересами китайцев. А это уже противоречит идеям гуманизма.

Большая панда уже почти не играет роли в природе, ее ареал минимален, поэтому сохранение вида – задача культурная и символическая, а не экологическая © worldwildlife.org
Большая панда уже почти не играет роли в природе, ее ареал минимален, поэтому сохранение вида – задача культурная и символическая, а не экологическая © worldwildlife.org

Настоящая экология — это не частные кампании зоозащитников, проводимые ими на добровольной основе, за счет волонтеров и сочувствующих. Это не буйные активисты-экотеррористы, называющие свои выходки за гранью криминала «акциями в защиту природы». И это не напыщенные веганы-мехоненавистники, занимающиеся порчей чужого имущества. Настоящая экология — это именно наука, целью которой является сохранение условий для проживания и процветания человеческой цивилизации путем грамотного обращения с ресурсами нашей планеты.