Пастор секты свидетелей Xiaomi, любитель металла, футбола, рыбалки, истории. Почти инженер и историк по образованию, шут по призванию, чудак по жизни

Почему электротранспорт – ложная угроза для нефтяных магнатов

Почему электротранспорт – ложная угроза для нефтяных магнатов
© Amazon.com

Широко распространено мнение, будто нефтяные магнаты являются большим препятствием на пути развития автомобилей на электрической тяге. Также им часто приписывают всяческие попытки борьбы с повышением экономичности ДВС. Дескать, они, нехорошие, не хотят терять прибыль, а потому тормозят прогресс и ставят палки в колеса новым, более выгодным средствам передвижения.

Но, на самом деле, идеи о проделках нефтедобытчиков зачастую являются следствием неполных и поверхностных выводов. Люди строят свои умозаключения, не желая разобраться в вопросе глубже, и оперируя лишь очевидной информацией. Но если разобраться в ситуации немного детальнее, становится ясно, что электротранспорт – ложная угроза для нефтяных магнатов.

Нефть – это не только топливо

Автомобильный транспорт расходует около половины от объемов нефти, поступающих на рынок. Значительная их часть также уходит на отрасли, которым отказываться от нефтепродуктов весьма невыгодно, а то и вовсе невозможно.

Распределение нефти по отраслям в 2016 году © Statista
Распределение нефти по отраслям в 2016 году © Statista

Без бензина или керосина не способен обойтись авиатранспорт. Батарей с удельной энергоемкостью, эквивалентной топливному баку (или превосходящей таковую), еще не изобрели, и вряд ли изобретут в ближайшие десятилетия. Для сравнения, в 1 кг керосина заключено около 12 кВтч энергии, а современная литиевая батарея имеет удельную емкость всего 0,25 кВтч на кило. Даже если учесть, что КПД ДВС составляет до 40%, разница почти в 20 раз не позволяет сделать электрический авиалайнер. Самолеты как жгли нефть – так и будут.

Если легковой и грузовой автотранспорт можно заменить электрическим, а большие и медлительные грузовые корабли, вообще, сделать автономными, обустроив над палубой тент из солнечных батарей, то в некоторых отраслях без нефти совсем никак. Химическая промышленность является главным ее потребителем, использующим «черное золото» для неэнергетических нужд.

Практически все, что сделано из пластика, является продуктом нефтехимии. Именно из нефти производятся всевозможные полимеры, из которых сейчас делают все – от упаковки до кузовов спорткаров. И если использование одноразовой пластиковой тары, стараниями экологов, сейчас уменьшается, то другим отраслям требуется все больше и больше продуктов из нефти.

Кузов спорткара Alfa Romeo 4C сделан из углепластика и весит всего 65 кило © Alfa Romeo
Кузов спорткара Alfa Romeo 4C сделан из углепластика и весит всего 65 кило © Alfa Romeo

Электромобилям нужен пластик

Сами автомобили являются значительным потребителем полимерных материалов, и нет весомых предпосылок к снижению затрачиваемого на них количества нефтепродуктов. Конечно, переработка вторсырья имеет значение, но она происходит с большими потерями, без производства новых полимеров обойтись нельзя.

В авто премиального класса для отделки используются натуральная кожа, дерево, ценные металлы. Но в машинах попроще практически все, что выполнено не из металла, произведено из нефти, от приборной панели до сидений и обивки потолка.

Электромобили, требующие экономии веса и объема для максимальной эффективности, могут использовать гораздо больше пластиков, чем модели с ДВС. Современные композитные материалы, основой которых являются полимеры, способны обеспечивать высокую надежность при малой массе. Не исключено массовое появление электрокаров в кузовах из углепластика, у которых металлическими будут только рама и ходовая часть.

BMW i3 – серийный электромобиль в кузове из углепластика © autoevolution
BMW i3 – серийный электромобиль в кузове из углепластика © autoevolution
Электромобиль BMW i3 на дороге © Motor Trend
Электромобиль BMW i3 на дороге © Motor Trend

Таким образом, ударив по использованию нефти в энергетических целях, электротранспорт способен стимулировать ее потребление в целях промышленности. Учитывая, что уменьшение объемов сжигаемого топлива наверняка приведет к изменениям цен, это может сделать рентабельными новые сферы применения нефти, которым ее, со временем, будет нужно больше.

Добыча нефти усложняется

Нефтедобытчики постоянно сталкиваются с усложнением разведки и разработки месторождений этого полезного ископаемого. Залежи, расположенные в самых легкодоступных местах, истощаются еще с середины прошлого века. Освоение новых обходится дороже, таким образом поднимая себестоимость добычи.

Вкладывая огромные инвестиции в разработку новых источников полезного ископаемого, нефтедобытчики оказываются в неудобной ситуации. Затраты на добычу значительно увеличиваются, но прибыль с каждого проданного барреля – падает. Условно говоря, если 50 лет назад можно было потратить доллар, чтобы получить 10, то сейчас для получения той же прибыли нужно потратить 3-5, а в некоторых случаях (сланцевые месторождения) и все 8-9 долларов.

Добыча сланцевой нефти обходится дорого © StreetWise Journal
Добыча сланцевой нефти обходится дорого © StreetWise Journal

Снижение спроса выгодно «старым» добытчикам

Растущий спрос приближает тот момент, когда большинство легкодоступных месторождений нефти будет исчерпано. Придется осваивать новые, менее рентабельные, что приведет к падению доходов нефтяных магнатов. Многие из них (например, арабские шейхи, с их самыми легкодоступными месторождениями) и не прочь отсрочить этот момент, но нельзя, потому что конкуренция. Ведь если уменьшить объемы поставок – дефицит компенсируют другие, поставляющие «черное золото» с меньшим профитом для себя.

Нежелание конкурировать с новыми игроками привело, например, к снижению цен на нефть в 2014 году. Арабы, добывающие свою нефть по 5-10 долларов за баррель, крайне не хотели соперничать с новыми добычами сланцевой нефти, себестоимостью в несколько раз дороже. Поэтому они приложили много усилий, чтобы опустить мировые цены до уровня, при котором разработка сложных месторождений становится убыточной. Пусть и с ущербом для себя, но они в той или иной степени смогли сдержать напор конкурентов, обрушив стоимость ниже $40 за баррель.

Нефтяные магнаты заинтересованы в плавном снижении спроса на нефть. Ведь в таком случае они смогут дольше получать доходы от разработки высокорентабельных залежей. Но они не в силах самостоятельно регулировать его. Естественный процесс снижения спроса на бензин, керосин и дизтопливо, вызванный распространением электротранспорта, поможет нефтедобытчикам уменьшить инвестиционные расходы на разработку новых месторождений.

Арифметика довольно простая. Например, сейчас есть месторождение, нефть из которого приносит 40 долларов профита с барреля. При сохранении спроса такая нефть закончится через 20 лет, и тогда придется продавать «черное золото» с нового места, с профитом уже 20 долларов с барреля. Но если спрос упадет на 50% – старого рудника хватит на 40 лет, и хоть баррелей будут покупать меньше, но сохранение выгоды на уровне $40 с барреля сохранит и общий уровень прибылей.

Нефтедобытчикам не страшны электромобили © Oil & Gas IQ
Нефтедобытчикам не страшны электромобили © Oil & Gas IQ

Замедление роста потребления нефти сделает отрасль менее интересной для захода новых игроков, а значит, старые избавятся от лишней конкуренции. В итоге они, как и сейчас, продолжат зарабатывать миллиарды, но тогда зарабатывать эти миллиарды смогут не только их дети, но и внуки-правнуки-праправнуки. Поэтому у нефтяных магнатов нет серьезных поводов бояться распространения электротранспорта: их оно точно не разорит.

Уже сейчас многие нефтедобытчики стараются диверсифицировать источники доходов, инвестируя в новые отрасли. Кто-то вкладывает средства в промышленность, кто-то – в торговлю, кто-то – в новые технологии, а арабы еще и развивают инфраструктуру своих стран. Учитывая это, гораздо более рациональным шагом для нефтяных магнатов является не мешать популяризации электромобилей, а инвестировать свои средства в эту динамично развивающуюся отрасль. Ведь принцип «не можешь победить – возглавь» никто не отменял.