Анастасия Пашкевич
©

Проблема ICO в том, что они называются «ICO»

Проблема ICO в том, что они называются «ICO»
hyip.city

В последние два года произошел бурный рост рынка криптовалют. Согласно новостному сайту CoinDesk, специализирующемуся на крипте, в 2016 году покупатели вложили в них $256 млн, в 2017 году — $5,5 млрд и более $3 млрд в первые два месяца 2018 года. Робле Али, бывший специалист Банка Англии по криптовалютам, рассказывает о том, почему первичное размещение монет является рискованным, и как сделать его более полезным.


По стилю звучания напоминающие IPO, ICO предлагают инвесторам не доли в компании, а токены криптовалюты. Как правило, предложение заключается в том, что эти токены предоставят возможность купить некоторую (неопределенную) сумму некоторого (смутно описанного) продукта или услуги, которые компания (возможно) создаст когда-то в будущем (неопределенном).

Ошеломляющий приток денег обогатил эмитентов ICO и ранних покупателей, резко повысив ценность их токенов. Но в нескольких странах есть встревоженные регуляторы, которые начинают подчинять рынок, пытаясь остановить неосторожных инвесторов.

Ресурс Tech Review опубликовал интервью с Робле Али, попытавшись выяснить у специалиста, к чему приведет ажиотаж вокруг ICO. Далее по тексту речь от лица бывшего руководителя исследований в области цифровых валют в Банке Англии, а теперь научного сотрудника биткоин-инициативы в медиа-лаборатории MIT.

Как вы думаете, каковы основные заблуждения относительно ICO?

Проблема ICO заключается в желании усидеть на двух стульях. Использование слова «монета» подразумевает, что продаваемые токены — это деньги. Фраза «первичное предложение монет» преднамеренно напоминает «первичное публичное предложение», которое касается компании, продающей акции обществу. Они хотят усидеть на стуле биткоина, сказав: «Это не ценные бумаги, это просто деньги», но также хотят примоститься и на концепцию «Ты покупаешь будущую компанию, которая будет стоить много денег», присущую продаже акций. Это одно из больших противоречий ICO, которому не хватает ясности, и это то, что нужно исправлять.

Почему, по-вашему, эти невероятно рискованные инвестиции так быстро стали популярными?

Люди слышали о везунчиках, которые купили биткоины за несколько центов, вложили несколько тысяч долларов, и теперь они мультимиллионеры. Это сторона покупателя. Со стороны поставщика, если вы видите, что можете написать white paper, запустить сайт, выложить адрес биткоина, и люди отправят вам миллионы долларов, это очень большой соблазн. Вы можете выйти из дела до того, как создадите продукт. Это очень привлекательно для некоторых людей, и одна из проблем как раз заключается в стимулировании — в том, кого привлекает такой род легких денег.

Конечно, это не означает, что все отдельные продажи токенов одним миром мазаны. Некоторые пытаются продавать только аккредитованным инвесторам, к примеру, в США — кому-то с определенным уровнем дохода или богатства, или использовать SAFT. Это простое соглашение о будущих токенах, контракт, который пытается остаться по правильную сторону закона о ценных бумагах США, в то же время обеспечивая некоторые меры предосторожности для инвесторов. Но многие из них представляют собой нечто наподобие: «Вот мой сайт, вот моя белая книга, зарегистрируйтесь на бирже, и гуляйте вальсом». В конце 2017 года было много таких токенов, подскочивших в 100 раз, и это то, что привлекает людей.

Многие из этих белых книг надувают людей: количество пользователей, которые действительно могут их читать и понимать, какие технические требования разумны, а какие нет, относительно невелико. Все остальные полагаются на других людей или надеются, что как действовать им подскажут сигналы на рынке. И если вы увидите, что цены растут, таких легко втянуть.

Робле Али ©MIT Technology Review

Как вы отметили, некоторые ICO ограничивают себя аккредитованными инвесторами. Аккредитованный инвестор, по определению, является тем, кто может позволить себе потерять деньги. В чем же тогда риск?

Если вы трезво оценили ситуацию и говорите: «Я знаю, что могу потерять все свои деньги, и это деньги, которые я могу позволить себе потерять», тогда это не проблема. Но дело часто не ограничивается аккредитованными инвесторами, и многие люди подают ICO, как «вы получите прибыль в сто крат, и здесь невозможно уйти в минус». Люди, которые не могут позволить себе потерять деньги, вкладывают их в эти вещи и лишаются их. Это люди в отчаянном положении, которые думают: «Это то, что может меня вытащить». Вы пользуетесь отчаянием людей.

Для тех, кто хочет таким образом поднять деньги, важно осознавать, что есть эта большая группа недобросовестных пользователей, которые загрязняют всю экосистему, и с которыми вы имеете шанс связаться. Но если люди думают, что это всё — всего лишь шайка мошенников, это плохо для каждого, кто действительно работает с криптовалютами.

Есть ли случаи, когда ICO могли бы стать отличным решением в чем-то, что раньше было невозможным?

Существует аргумент, что выпуск акций или облигаций для небольших компаний должен быть намного проще. Исторически сложилось, что существовали региональные фондовые биржи, и было бы неплохо вернуться к этой концепции. Вместо того, чтобы вкладывать все свои деньги в индекс топовых компаний с наибольшей капитализацией, S&P 500, вы можете вложить некоторые из них в фонд локальных предприятий. Если это Equity tokens, и они помогают вдохнуть новую жизнь в местные компании, это может быть хорошо.

Но это не просто технологическая проблема — речь идет о том, как реформировать регулирование аккредитованных инвесторов. На самом деле, это IPO. Однажды токены могли бы представлять акции, и акции можно было бы продавать более легко. И эта технология, надеюсь, играет в этом определенную роль, но это совсем другая вещь, нежели ICO.

Что должно случиться с ICO, чтобы не просто приносить пользу нескольким богатым инвесторам?

Если этот вариант выпуска акций ограничивается технологичными компаниями с очень высокими темпами роста, то это просто другой способ делать то же самое. Чтобы быть более широкомасштабным, он должен быть более доступным для местных парикмахерских, местного СТО, местной пекарни, мясного магазина или любого другого бизнеса. Эти независимые малые предприятия должны иметь возможность использовать ICO, и их клиенты, люди в их районе, должны иметь возможность покупать акции. Вы соглашаетесь с тем, что ваш местный магазин пиццы, вероятно, не станет папой Иоанном, но это по-прежнему хороший бизнес, и вы можете инвестировать в него.

Проблема в том, что сейчас все ищут большой куш, как минимум, следующий Google. Если вы можете инвестировать в больше предприятий, потому что хотите поддерживать свой локальный бизнес, и вы хотите стабильного роста, но вы не ожидаете 10x, 100x — это то, что требуется для этой технологии, чтобы быть намного полезнее для более широкой аудитории.

Робле Али ©MIT Technology Review

Теоретически, не может ли технически продвинутый местный парикмахер уже иметь ICO?

Я не думаю, что он может. Всё возвращается к проблеме «что такое монета?», поэтому фраза «первичное предложение монет» не годится. Если у парикмахера были токенизированные акции в его бизнесе и эти акции продавались, и если правила, касающиеся того, кто может предлагать акции публике и какой тип аккредитации вам нужен для их покупки, были реформированы, чтобы он мог сделать это легально и по относительно низкой цене, и если его покупатели приобрели это, понимая, что они покупают долю в его бизнесе, и она не будет расти в сто крат — это нормально. Но если это что-то наподобие: «Вот моя монета, и я собираюсь привлечь некоторых участников, чтобы прокачать ее», это не есть правильное развитие событий.

Мы все еще говорим о концепции ICO, от которой нужно избавиться. Слово «монета» проблематично, потому что оно подразумевает деньги. Концепция ICO по своей сути ошибочна, и, вероятно, формулировку нужно изменить, потому что она пытается вместить две разные вещи.

Как бы вы точнее назвали ICO?

Когда я думаю о том, как применять эту технологию в будущем, чтобы создать лучшую систему, я думаю об акциях. Термин IPO отлично подходит для меня. Но IPO сейчас только для очень крупных компаний. Вопрос заключается в том, как опустить этот порог для IPO как можно ниже.

Концепция продажи акций в моей компании для общественности в порядке. Концепция использования блокчейна и токенов вместо того, чтобы собирать базы данных, которые используются сейчас для регистрации пакетов акций — да, вы можете это сделать, если хотите. Но тогда вам нужно подумать о том, как правила могут измениться, и учесть это. Это немного похоже на возвращение в прошлое: локальные биржи и платановое дерево, под которым была создана Нью-Йоркская фондовая биржа. Я думаю, это то, к чему мы должны стремиться. В лучшем случае повальное увлечение ICO является катализатором. В худшем случае это действительно преднамеренно вводящая в заблуждение концепция и фраза.

Как можно понять, смотря на ICO, какие из них запущены людьми, которые пытаются делать правильные вещи?

Если они используют SAFT, это, вероятно, хороший знак. Это способ попытаться действовать официально в рамках закона при продаже токенов. Но если они используют его, то продают только аккредитованным инвесторам. Поэтому, если вы являетесь представителем общественности, а не аккредитованным инвестором, все это очень рискованно.

По материалам MIT Technology Review

Один хлопок? Или же бурные овации? Хлопая больше или меньше, вы показываете, какой пост действительно чего-то стоит.
Комментарии