Ольга Александровна
©Кто владеет информацией, тот владеет миром

Бывший хакер Anonymous в поисках искупления: история Гектора (Sabu) Монсегюра

Фото: Bloomberg
Фото: Bloomberg

После сотрудничества с правительством Гектор Монсегюр избежал длительного тюремного заключения. Сегодня у него успешная карьера в сфере кибербезопасности. Но прошлое не покидает его.

Как началось сотрудничество с ФБР

Первые часы 8 июня 2011 года Гектор Монсегюр сидел в офисе федерального бюро расследований в Манхэттене, его арестовали за отправку информации о похищенной кредитной карте своему родственнику. Однако агенты допрашивали его за более серьезные преступления: они знали, что это известный хакер Sabu, который взламывал многомиллиардные корпорации и правительства совместно с группой Anonymous в ее ответвлении LulzSec.

Фото: newstracker.ru
Фото: newstracker.ru

При других обстоятельствах Монсегюр мог позвонить адвокату и всячески отрицать, что он Sabu. Однако он был законным опекуном своих кузин: 5-летней и 7-летней девочек, чья мама находилась в тюрьме за продажу героина, а отец не выполнял свой родительский долг. Больше всего на свете Монсегюр хотел удержать девочек, и он приходил в ужас от того, что их могут отдать в государственное учреждение.

Агенты увидели открытость и предложили сделку: Монсегюр возвращается к девочкам, если будет сотрудничать с ФБР.

Первым инстинктом Монсегюра было рассказать ФБР, что он запутался. Он почувствовал, что предает себя, идею... но затем вспомнил о девочках.

Фото: Bloomberg
Фото: Bloomberg

Когда взошло солнце, агенты отвезли его в здание суда. Выйдя под залог, Монсегюр вернулся к кузинам. Они заплакали, сказав, что подумали, что он их бросил. Он тоже заплакал.

В течение следующих 9 месяцев он тайно работал на правительство, продолжая координировать хакеров, как будто ничего не изменилось. 6 марта 2012 года в одной из статей, цитирующей неназванных сотрудников правопорядка, он предстал миру как предатель. Затем были раскрыты судебные записи, подтверждающие его сотрудничество с ФБР.

5 марта все любили Sabu, я был лучшим парнем во вселенной, – вспоминает Монсегюр. – 6 марта я был предателем. Я был худшим человеком, который когда-либо существовал.

Монсегюр не любит вспоминать о том времени, когда он сотрудничал с ФБР. С одной стороны, работа с ФБР превратила его в широко оскорбляемую фигуру в Интернете. С другой стороны, он смог остаться с девочками, чья мать находилась в тюрьме. Монсегюр был полон решимости оставаться путеводной звездой в их жизни.

Свобода длилась недолго

После придания огласки своей личности в марте 2012 года, Монсегюр попытался залечь на дно. Репортеры обступили его квартиру, ФБР переселило его, а девочек вернули матери, которая пару месяцев назад вышла из тюрьмы. В мае того же года агенты обнаружили его блог, на котором он ссылался на ФБР. Залог отменили, и отправили Монсегюра в тюрьму Metropolitan Correctional Center в Нью-Йорке.

Монсегюр был запуган тем, что придется провести время с террористами и похитителями, но время в тюрьме пошло ему на пользу и позволило расставить свои приоритеты.

Незадолго до Рождества парня выпустили под залог. Он хотел помочь своим двум маленьким кузинам, а это означало, что надо устроиться на работу.

Выйдя из тюрьмы, Монсегюр понял, что застрял в новом чистилище. Ему не разрешалось прикасаться к компьютеру, а это означало, что он не мог использовать свой единственный навык, который помог бы ему содержать семью. Поскольку слушание его дела откладывалось, неопределенность нависла над ним. Его тетя, которая помогла его поднять, вспоминает, что тогда у Гектора начались такие головные боли, что он не мог видеть. Она сидела над ним и прикладывала к голове компрессы, призывала обратиться к терапевту, но он не пошел.

Почти через три года после ареста Монсегюр, наконец, предстал перед окружным судом. Это было необычное слушание. Адвокат, прокурор и судья по очереди хвалили его за «необычный» характер сотрудничества.

Это было меньше обязательного двухлетнего минимума для такого рода преступлений. Максимальное наказание, выдвигаемое в подобных случаях, составляет 120 лет. В конце судья сказала, что с нетерпением ждет, когда он будет использовать свои навыки в благих целях.

В этот же день Монсегюр вышел на свободу, но его использование компьютера контролировали еще год. Чтобы свести концы с концами, он ездил на эвакуаторе.

Но компьютер был единственным, что он знал, поэтому он попытался устроиться на работу в той отрасли, которую он когда-то высмеял: кибербезопасность. Его перспективы были призрачными. Для большинства компаний его судимость служила немедленной дисквалификацией. Тогда у него была репутация известного хакера, сдавшего своих друзей. Отклонения продолжали сыпаться.

Фото: Bloomberg
Фото: Bloomberg

Неожиданное сотрудничество

Летом 2015 года Бенджамин Каудилл, основатель небольшой компании по кибербезопасности Rhino Security Labs, оказался в центре внимания технологических СМИ. Несколькими неделями ранее он представил инструмент, который позволил бы кому угодно выйти в интернет, не показывая свое физическое местоположение. Затем Каудилл резко отменил проект по причинам, которые он отказался разглашать. Пока весь интернет размышлял о том, что произошло, один человек сочувствовал его внезапной славе, и однажды Каудилл получил сообщение от незнакомца. Это был Монсегюр.

Пару лет назад Каудилл и Монсегюр были по разные стороны баррикад. Примерно в то время, когда Монсегюр взламывал федеральных подрядчиков, Бенджамин работал в Boeing Co., которая продает самолеты и оружие правительству США. Каудилл вспоминает, что обсуждал со своей командой, что они будут делать, если их атакует Anonymous. И вот, один из лидеров группировки говорит ему привет.

Бенджамин прочитал рассказы о Монсегюре, ему это казалось подозрительным, но он все равно ответил. Они завязали беседу в Twitter, а затем совершили телефонный звонок длительностью несколько часов. Когда они обсуждали различные проблемы кибербезопасности, Каудилл был ошеломлен тем, что Монсегюр был не таким, каким он себе его представлял. По его словам, на самом деле Гектор очень благородный, хороший и добрый человек.

Когда их общение стало перерастать в дружбу, Монсегюр признался, что ему тяжело найти работу. Каудилл пообещал связать его со своими контактами, он обратился к 20-30 людям, но никто из них не захотел даже поговорить.

Итак, осенью 2015 года Каудилл решил самостоятельно нанять Монсегюра. Бизнес Rhino рос, и один из клиентов обратился снова с особенно тернистой работой. Каудилл получил разрешение у этой компании и взял Монсегюра в проект в качестве подрядчика. Тот был в невероятном восторге. Затем Бенджамин попросил у других клиентов разрешение на участие Монсегюра в проектах. Одни сомневались, другие отказались, но были и те, кто согласился. После нескольких дополнительных проектов, Каудилл нанял Монсегюра в качестве штатного сотрудника.

Превращение из черного хакера в белого

Сегодня Монсегюр директор оценочных услуг Rhino, он выступает в роли белого хакера и проверяет сеть клиента до прихода черных хакеров, которые наносят ущерб. В команде Гектора пять человек. Его работа очень похожа на то, что он делал раньше: тогда его команда использовала его выводы для нанесения атаки, а сейчас он отправляет их клиенту.

Монсегюру уже надоело взламывать, он смотрит на исследование безопасности, как на монотонную работу. Он теперь хочет максимально удовлетворить своих клиентов, закончить смену и заниматься чем-то другим, например, просмотром фильмов в Netflix.

34-летний Гектор объясняет это своим взрослением. А его тетя отмечает, что он замучен работой за компьютером, он перестал его любить. Он не испытывает к нему такой же любви, как тогда, когда она дала ему первый компьютер.

Гектор особенно сожалеет о присоединении к Anonymous.

Они обращают на вас внимание, ретвитят и репостят вас в Facebook… Пока вы им не перестанете нравится. И тогда вы получаете 10 000 писем с угрозами смерти.

Он даже размышляет над некоторыми из самых популярных атак Anonymous, включая поддержку протестующих «Арабской весны» в начале 2011 года путем взламывания сайтов различных авторитарных правительств. В то время Монсегюр думал, что может помочь свергнуть эти режимы. Теперь он наблюдает за продолжающейся суматохой в Тунисе и задается вопросом, действительно ли людям стало там лучше.

Он говорит, что это было не его решение привлекать себя. Он также стыдиться некоторых других своих атак, в результате которых была опубликована личная информация людей. По его словам, те, кто ворует личности, до сих пор могут использовать его способы.

Инструмент для запугивания

Фото: Bloomberg
Фото: Bloomberg

До сих пор тетя Монсегюра беспокоится о безопасности своей семьи. По ее словам, правительство получило то, что хотело, что ему было нужно, и оставило их выживать.

Монсегюр говорит, что правительство преувеличивало масштабы его сотрудничества, чтобы сбить его коллег хакеров. Он считает, что стал жертвой войны с возникшей тогда угрозой хактивизма. Главной целью было напугать Anonymous и им это удалось. СМИ все съели, оклеветали его и разбили ему сердце.

Тем не менее он иногда ловит себя на мысли снова вернуться к прежнему занятию. Однако он знает, какой может оказаться его жизнь, и крайне признателен за второй шанс.

Кузинам Монсегюра теперь 12 и 14 лет, достаточно, чтобы знать, что он сделал, и почему это было неправильно. Они обе отличницы и их мать говорит, что они преуспевают.

Монсегюр сказал, что если бы мог, заблокировал девочкам выход в онлайн. После этого засмеялся и сказал, что если он попытается, то они будут его ненавидеть. Он считает, что там слишком много людей с гнусными мотивами, которые могут причинить им боль.

Тем не менее он не может помочь, и улыбается, когда вспоминает, что младшая кузина выразила интерес к программированию. Далее в его списке: найти ее программу кодирования.

Источник: Bloomberg